FMP
Wrld


Текст - Страница 8 - FMP Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 8 из 14«126789101314»
FMP Форум » Разное » Творчество » Несчастный рейс » Текст
Текст
ТимофейДата: Четверг, 12.01.2017, 15:06 | Сообщение # 106
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Взлетевшие
с авиабазы в округе Гуанчжоу, где базировалась 8-я бомбардировочная дивизия
НОАК, два десятка старых тяжелых бомбардировщиков Сянь H-6F – на самом деле
модернизированные H-6A и H-6C, на которые китайцы установили новую инерциальную
навигационную систему допплеровский радар и приемник GPS-сигнала – выстроившись
длинной колонной. Лицензионные потомки советского Ту-16, которые начали
выпускать в КНР еще в 60-е годы, и теперь, в 21веке выглядели столь же
великолепно – тонкие изящные фюзеляжи с гладко вписанными моторными гондолами и
воздухозаборниками; стремительные облекаемые кили; длинные и острые, словно
мечи плоскости крыльев. Несмотря на то, что бомбардировщики уже устарели, они
все равно выглядели красиво – в них чувствовался стиль и мощь великих прошлых времен,
когда советские ВВС впервые вышли за пределы собственных границ, чтобы
поспорить с противниками за то, кому принадлежат воздушные океаны.
Теперь
эти китайские машины пересекали границу КНР и Мьянмы на высоте около 8000 метров,
уже готовясь лечь на боевой курс, поскольку до цели было недалеко. Получив от
замаскированных групп специального назначения и разбитого вертолетного десанта
информацию о том, какая угроза нависла над приграничными районами Бирмы (то
есть, простите – Мьянмы), Таиланда, Лаоса и самой КНР, командование НОАК
торопливо попыталось парировать ее. Внезапно вышедшая к единственной на очень
большом протяжении Салуина переправе группировка Восточного халифата Исламского
Государства оставила далеко позади разбитые, деморализованные и отрезанные
подразделения армии Мьянмы, обошла с фланга таиландские отряды, прикрывавшие
границу с Бирмой южнее, ближе к побережью – хотя там на Рангун наступала еще
одна группировка ИГ, поддержанная с моря десантами – и была близка к выходу на
оперативный простор. Теперь вся северная часть Индокитая оказывалась перед
исламистами на тарелочке с голубой каемочкой – серьезных сил здесь не было ни у
кого: даже группировка НОАК, прикрывавшая границу с Мьянмой в округе Чэнду, не
могла быстро перебросить неповоротливые бронетанковые дивизии и бригады на
границу с Лаосом, рискуя получить удар во фланг от прорвавшихся туда игиловцев.
До границы с Вьетнамом, который имел возможность сосредоточить серьезную
армейскую группу и парировать удар, было достаточно далеко, а армию Лаоса
рассматривать как серьезную силу не стоило.
Китайцам
ничего не оставалось, как попытаться разрушить смелый стратегический замысел
противника, выведя из строя переправу через Салуин – проходящую по гребню
плотины гидроэлектростанции Та-Санг автомобильную дорогу. Истребители-бомбардировщики
с баз округа Чэнду (хотя и не столь многочисленные) смогли бы нанести удар
буквально через пару часов, но китайский самолет-разведчик, поднятый сразу же
после злополучного вертолетного погрома, совершенно неожиданно засек в районе
плотины излучение поискового радиолокатора зенитного ракетного комплекса «Оса».
Никакой информации об их наличии в данном регионе ранее не имелось, и на
вооружении армии Мьянмы их тоже не было; так что попасть в руки исламистов они
здесь не могли. Оставалось лишь предположить, что эти пожилые, но весьма
опасные, компактные и мобильные ЗРК могли быть захвачены ими в боях с индийской
армией, либо вообще доставлены издалека; в базе данных Милитари Баланс давно
уже мелькали сведения о подобных ЗРК, проданных в неизвестном направлении из
запасов бывшей украинской армии и других восточноевропейских стран. Кроме того,
десятки этих комплексов канули неизвестно куда в пламени ближневосточных войн,
и теперь могли всплыть где угодно. Как бы то ни было, военно-воздушным силам
НОАК пришлось притормозить свой мстительный порыв и начать планировать операцию
по уничтожению переправы на плотине Та-Санг так, чтобы снова не обжечься так же
страшно и позорно, как несколько часов назад.
Удар
неуправляемыми или малочисленными и не до конца отработанными управляемыми
бомбами с помощью истребителей-бомбардировщиков в такой обстановке выглядел не
лучшим вариантом: атаковать с малой высоты, подставляясь под смертоносные
ракеты, было слишком опасно. Не имелось информации ни о том, сколько ЗРК у
исламистов, ни где они расположены; а общий ход событий заставлял опасаться и
новых, еще более жутких сюрпризов. Нанести удар с большого расстояния или с
высоты, превышающей семикилометровый потолок «Осы», китайские истребители-бомбардировщики
пока еще не могли – сосредоточившись на легких управляемых боеприпасах для
широко разрекламированных беспилотников, оружейники в последнее время не
уделяли достаточного внимания более серьезным авиационным средствам поражения –
управляемые бомбы и ракеты пятисоткилограммового и более класса оказались в
загоне. Бомбить же неуправляемыми бомбами с больших высот летчиков уже давно
перестали учить – что при отсутствии современных прицельных система, подобных
российскому «Гефесту», делало подобный удар практически бессмысленным. даже
если парочка из 250 или 500 килограммовых бомб из сброшенной сотни и попала бы
в цель, нанести дородному полотну фатальные повреждения они бы не смогли –
креативные исламисты  наверняка былиготовы быстро исправить повреждения с помощью захваченной многочисленной
строительной техники.
К
счастью, в китайских арсеналах нашлись старые, но чрезвычайно мощные советские
авиабомбы ФАБ-9000, поставленные для китайских Ту-16 еще до ссоры Мао Цзэдуна и
Хрущова. Кроме того, выяснилось, что одна из бомбардировочных дивизий,
дислоцированная в соседнем округе Гуанчжоу и еще не перевооруженная полностью новыми
версиями бомбардировщиков-ракетоносцев Н-6К, все еще была вполне способна
работать подобным антиквариатом – а, между тем, эти огромные полубронебойные
бомбы представляли собой самые мощные неядерные боеприпасы, имеющиеся в
распоряжении НОАК. Для поражения плотины они также подходили лучше всего, что только
можно было себе представить – бронебойный колпак, предназначенный советскими инженерами
для поражения брони вражеских линкоров и бункеров, был окружен антирикошетным кольцом,
позволяя надеяться, что при прямом попадании бомба углубится в бетон метров на десять;
а четыре с половиной тонны тротила должны были причинить гребню плотины и дороге
серьезные разрушения даже при одном-единственном попадании.
Несмотря
на большую высоту, одновременный сброс пары десятков таких бомб по данным недавно
модернизированной прицельной системы должен был испортить праздник исламистам и
вырвать лавры «Дамбастеров» – «Разрушителей плотин» – у гибсоновской 617-й эскадрильи
старых британских Королевских Военно-воздушных Сил.
 
MisterBakaДата: Четверг, 12.01.2017, 16:06 | Сообщение # 107
Бонта-прототип!
Группа: Администраторы
Сообщений: 4932
Статус: Отсутствует
Его слова заставили Амико сбиться. Сацугай перевел взгляд на огромного славянина, стоявшего на заднем плане рядом с дочерью.
- Молчать! - рявкнул японец так, что динамики, казалось, затрещали от напряжения.
- Иван-сан, - молниеносно обернувшись, Амико посмотрела на него взглядом, в котором вечной мерзлоты было почти столько же, сколько в глазах ее отца. - Потрудитесь помолчать. Это личный разговор.
Игнорируя широко раскрытый от удивления рот Ивана, она вновь повернулась к родителю.
- Раз ты в бункере, значит, что-то случилось, - сказал он.
- Мы знаем правду, отец, - отвечала Амико. - Мы знаем о причастности компании к плану "Ветер". О том, что ты и те, кто стоит за тобой, в ответе за терроризм. За войну.
- Это тоже прискорбно, - Сацугай и бровью не повел.
- Тогда я задам главный вопрос: почему?
- Реальность, Амико. Реальность мира, в котором мы оба живем, - Акеми-старший склонил голову, и стало заметно, что он, несмотря на железную суровость, выглядит очень усталым. - Это все твой дед.
- При чем тут... дедушка?
Словно в ускоренной съемке, Сацугай начал стареть на глазах. Расслабилась широкая шея, появилась складка на галстуке, выступили морщины. Амико заметила эти мелкие, но выдающие отца с головой детали. Ему было очень плохо. Правая рука шарила по столу за кадром - Сацугай машинально искал порванные четки.
- Когда твой дед принял меня в семью, женив на твоей матери, он не скрывал своего презрения. Я был чужаком, с которым породнились для спасения семейного наследия. Финансам и бизнесу семьи требовался новый хозяин, которым твоя матушка стать не могла. И я был... нанят, чтобы встать на ее место. Никто не посмеет сказать, что я не справился.
- Наша семья при тебе стала богаче и солиднее, чем когда-либо, - Амико говорила все так же твердо, но уже не так холодно.
- Именно. Наш успех заметили в Сумимото. Люди куда более важные, чем я или твой дед. Они обратились ко мне и предложили работу. Хорошую работу, приносящую большие деньги. Строительство объектов, где нужно, когда нужно, как нужно. Я делал все, что они говорили. Чем дольше шло наше сотрудничество, тем больше денег и власти я получал. Выгодные контракты, связи в правительстве, международный уровень - все это наша семья получила благодаря моим  тайным нанимателям.
- И? - в голосе Амико не было ничего, кроме вопрошания.
- Меня посвятили в истинное положение дел. Те, кто направляет потоки истории, не произносят речей с трибун. Кто-то всегда стоит за плечом короля. Мои наниматели оказались людьми, стоявшими за плечами многих, очень многих королей. Когда международный климат изменился, и Америка не выполнила своих обязательств, они начали действовать сами. Мне было обещано многое в обмен на службу. Команда аналитиков, связь с исламистами... все потому, что я оказался очень хорошим управленцем. Как и хотел твой дед.
- Но как? - снова спросила она. - Как строитель становится международным террористом?
- Приказы и послушание, - отвечал отец. - Сначала ты строишь нужный объект, потом закладываешь в него взрывчатку при возведении. Потом твоих конкурентов убивают, чтобы обеспечить тебе успех. Потом ты сам убиваешь. Потом тебе предлагают стратегию развития компании, зависящую от прогноза на будущий год, учитывающего войну и разрушения в соседних странах, которых еще не произошло. Представь, как мы разбогатеем, отстраивая всю Азию.
- И это все? Ты решился стать террористов ради выгодных контрактов?
- Нет, дочь моя. Контракты, семейная фирма - все это мелочи. Сидя в этом кресле, я получил власть, достойную правителя целой страны. Вся верхушка Сумимото почти у меня в руках. Я мог бы возглавлять кэйрацу, мог бы побороться за должность премьера. Но настоящая власть не в этом. Настоящая власть в способности менять мир вокруг. ТАНТАЛ дал мне эту власть. Под моей рукой сейчас убийцы, террористы, шпионы, воры и чиновники. И никто не может представить себе, что Амико Сацугай не менее смертоносен, чем его имя. Я возвел нашу фамилию на высоты, о которых старик и мечтать не мог.
Он умолк, переводя дух после длинной тирады. Амико опустила глаза. Кейко пряталась за холодильником. По-детски подглядывая за подругой. "Джон", не обращавший на разговор ни малейшего внимания, возился с крайним компьютером, чей монитор, по счастью, уцелел. В воздухе поднималась вонь от содержимого расстрелянного биотуалета, растекавшегося лужей в сторонке.
- Отец, - заговорила, наконец, Амико. - Ты ошибался.
- Что?
- Ты ошибался. Тем, что сделал, ты бесчестишь нашу фамилию.
- Что ты можешь понимать, глупая девочка... - в словах Сацугая не было даже раздражения. Только холодное отрицание.
- Я понимаю, что разжигать войны - удел подлецов, - отвечала она. - Я видела, что творит власть, о которой ты говоришь. Я видела смерть, кровь и страх, на которых ты строишь свой трон. Если на деньги, полученные так, ты кормил меня, лучше мне было умереть с голоду, как умрут люди, чей край разрушила рухнувшая плотина. Если такое могущество охраняет меня, лучше мне жить в трущобах среди воров. Если ты стоишь за плечами королей, правящих такими, как тот афганец, лучше мне быть изгнанницей из такого царства.
- Патетично, - Сацугай презрительно поджал губы. - Но что ты знаешь о страдании? Разве ты жила в бедности, как жил я? Разве понимаешь ты, что говоришь? Избалованная девчонка. Старикан забил тебе голову старомодной самурайской чепухой, такой же пыльной и поеденной молью, как он сам. Бесчестье... и что с того? Когда тебе целуют ноги, важно ли, заслужил ты поклонение или нет?
- Кто будет тебе поклоняться, отец, если весь мир загорится? Дедушка помнил мировую войну. Принесла она нам хоть что-то хорошее? Ты помогаешь множить страдания в мире. Рано или поздно оно придет и в наш дом. Оно уже пришло!
Амико с неожиданной яростью рванула на себе и без того измочаленное монашеское одеяние.
- Случившееся с тобой... - он не нашелся в ответом. - Это очень плохо. Я планировал выдать тебя замуж, и потому они...
- Они хотели сломать меня, отец. Маэми взяли со мной, чтобы надругаться над ней у меня на глазах. А потом...
- А потом тебя обесчестили, - в глазах Сацугая появился злой мстительный огонек. - А теперь ты стыдишь меня. Почему же ты не сделала сэппуку, раз так благородна? Понимаешь ли, что теперь вся польза от тебя - разве что сдать в бордель, как делалось в боготворимые твоим мертвым дедом времена?
- У меня есть идея куда лучше, -Амико вскинула голову, глядя на отца с бунтарской твердостью в глазах. - Эта плотина, как и та, другая, заминирована?
Сацугай нахмурился:
- Да.
- Тогда взорви ее, отец. Прикажи или скажи, как это сделать отсюда. Убей меня, а вместе со мной уничтожь всю ту погань, что скопилась наверху. Разрушь планы своих хозяев, какими бы они ни были. Спаси себя и меня от дальнейшего бесчестья.
- Ой! - не выдержав, Кейко испустила испуганный крик. Амико не дрогнула и даже не посмотрела в сторону подруги.


Сообщение отредактировал MisterBaka - Четверг, 12.01.2017, 16:07
 
MisterBakaДата: Пятница, 13.01.2017, 10:45 | Сообщение # 108
Бонта-прототип!
Группа: Администраторы
Сообщений: 4932
Статус: Отсутствует
Сацугай ответил не сразу. Он прикрыл глаза, словно погрузившись в раздумья. Амико ждала.
- Я не могу этого сделать, дочка, - сказал он, наконец.
- Не можешь?
- Не хочу. Не вижу в этом смысла. Чем бы ни была забита твоя голова, убивать тебя я не намерен.
- И останавливать ваш план тоже.
- Разумеется. Неуместное благородство у тебя явно не от меня.
Амико заметила, как "Джон" тихо скользнул в сторону от компьютеров, что-то разыскивая. Иван, надежно замолчавший после их с отцом совместного окрика, присоединился к нему. Вместе они подобрали с пола возле опрокинутого стола какой-то смутно знакомый прибор. "Квантовый код", - услышала она шепот "Джона": "Это не Скайп какой..."
- Тогда мы сами взорвем ее, - произнесла дочь, глядя в глаза отцу.
- Вы не доберетесь до бомб. Они замурованы еще при строительстве.
- Ты все предусмотрел.
- Я делаю свою работу хорошо.
Тун Тин, единственный, кто вообще не имел представления о содержании разговора, лазил по бункеру и заглядывал во все углы. Он первым услышал шум за дверью.


Сообщение отредактировал MisterBaka - Пятница, 13.01.2017, 10:50
 
ТимофейДата: Пятница, 13.01.2017, 11:48 | Сообщение # 109
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Мальчишка шагнул к массивной бронедвери, кажется, собрираясь приложить ухо, чтобы лучше
расслышать, но не успел – это его и спасло. С противоположной стены громыхнуло
и толстую стальную плиту пробила острая пылающая игла, рассыпавшая по сторонам
горсть раскаленных искр. Тун-Тин взвизгнул от боли и отпрыгнул назад, с потолка
посыпалась пенопластовая крошка от подвесного потолка, а боковую стену бункера
сотряс хряский удар; полетела бетонная пыль.
– Твою мать, РПГ!.. Все за пульты, живо!.. – рявкнул Иван, одним прыжком
оказавшийся рядом с мальчишкой. Схватив его под мышку, русский уволок его левую
часть помещения. – Коридор узкий, они под углом стреляют! Не подходите ни к
двери, ни к правой стене!
В самом деле – блестящее свежим металлом маленькое отверстие, появившееся в
двери, прошло под острым углом. Кумулятивная струя без труда пробила
двухсантиметровую сталь, выбив на выходе небольшую порцию вторичных осколков, и
врубилась в стену. В отличие от тесного боевого отделения танка, где на ее пути
наверняка оказались бы сами танкисты, баки с топливо или боеприпасы, в объемном
помещении разрушения от нее оказались минимальными. Пока пострадал только
Тун-Тин.
Он испуганно дрожал, но оказавшись в руках Кейко, немного успокоился. Иван пощупал
его плечо. Крошечный осколок – практически кусок окалины – вошел всего на
полсантиметра под кожу в бицепс, и теперь остывал там. Неприятно, но не
смертельно.
– Почувствуй себя танкистом, блин! – выругался Иван, и повернулся к «Джону». –
Ладно, немного времени у нас еще есть, но когда им надоест тратить гранаты,
приволокут взрывчатки и вышибут дверь нахрен, попутно нас размазав по стенкам. Надо
думать, куда бежать дальше.
 
MisterBakaДата: Пятница, 13.01.2017, 12:27 | Сообщение # 110
Бонта-прототип!
Группа: Администраторы
Сообщений: 4932
Статус: Отсутствует
"Джон" все возился с аварийным передатчиком спутниковой связи, который они с Иваном обнаружили среди аппаратуры. Терминал, позволивший связаться с Акеми-старшим, был поврежден при стрельбе, но эта рация работала. Судя по тому, как умело управлялся с ней бирманец, он разбирался в секретной связи. Быстро передав раскрытый майором Шун Ци код «Ихэтунь 1900», он обернулся
- Дайте мне три минуты, и можно хоть помирать, как девочка хочет.
Сквозь пробитое в двери отверстие донесся голос Ансари:
- Эй, шурави! За мной тут должок. Большой должок!
Сацугай и Амико все еще смотрели друг на друга, как будто смертельная опасность их нисколько не волновала.
- Тебе и твоим спутникам осталось недолго, - в голосе родителя не было сочувствия. Почти.
- Я не боюсь смерти, отец, - отвечала Амико. - А ты?
- Пока я есть, смерти нет. Когда придет смерть, не будет меня. Вот и все.
- Похоже, что-то от тебя во мне есть.
- Кровь не водица, дочка. Послушай, - он на мгновение позволил себе посмотреть на нее с намеком на родительское тепло. - Не все еще потеряно. Я все еще могу остановить этого негодяя. Я все еще могу спасти тебя. Но только тебя.
- Предлагаешь струсить, отец?
- Предлагаю поступить так, как поступить следует. Не думай, что я намеренно даю такой выбор. Но другого нет.
- Вот к этому все пришло?
- Именно так.
- Ты разочаровал меня, отец, - она опустила взгляд.
- Не тебе меня судить, дочка. Я служу самой великой дзайбацу. Как служит настоящий самурай.
За дверью явно собирались стрелять снова. А может быть, и приладить к двери взрывчатку. Тун Тин и перепуганная Кейко жались к левой стене. Иван закрывал широкой спиной колдовавшего с рацией "Джона". Все могло кончиться в любую минуту.
И тут Амико подняла голову и в последний раз посмотрела отцу в глаза. Именно теперь Сацугай, не ведавший, через какие муки и опасности довелось пройти его совсем уже взрослой дочери, не понял, но почувствовал, кто стоит перед залитой кровью камерой. То была уже не японская школьница благородных кровей. То была не дочь богача. То была не испуганная, но решительная девица, дрожавшая в джунглях. И даже не надломленная стрессом беглянка, которой Акеми-младшая почувствовала себя на плотине. Сейчас на Сацугая сквозь юную девушку смотрел проклятый старик, последний глава семейства Акеми. Ненавистный хрыч, державший дома свою армейскую винтовку и фотографию круглоглазых солдат в советской форме. Несгибаемый, гордый и полный презрения, похожий на граненый штык, выкованный в горниле старой имперской Японии.
Она была точно такой же. Всегда. Мирная жизнь была лишь сном, в котором жил неукротимый дух воинов-поэтов. Растрепанная, окровавленная, облаченная в лохмотья, дочь впервые стала такой, какой всегда были ее предки.
- Ты не самурай, отец, - сказала Амико новым, глубоким и твердым голосом, в котором сошлись воедино ее вечное самообладание и тихая, холодная, как стальной клинок, ярость. - Ты безродный тщедушный ронин, которого не следовало принимать на службу. Если бы я могла вырвать из себя твои гены, я бы так и сделала. Ты принес всем только горе. ты не знаешь, что такое честь, и способен лишь набивать мошну и брюхо. Лучше умереть, чем принять от тебя милость.
- Если хочешь, можешь убить себя, - сказал он со странной надтреснутостью в голосе. - Я больше ничем помочь не могу. Жаль, не могу дать тебе нагинату, положенную по правилам.
- Оставь нагинату себе, - Амико подняла руку и наставила на отца указательный палец, словно обвинитель на судилище. - И молись, чтобы мы умерли здесь. Ибо, если выживу, я лично отрублю тебе голову фамильным мечом!
Будто утверждая ее слова, реактивный снаряд ударил в дверь и осветил комнату пламенем, пока реактивная струя угасала. Амико не дрогнула, когда искры посыпались где-то за спиной.
- Мне жаль, дочка, - произнес Сацугай голосом мертвеца. - Прощай.
Главный монитор погас.
 
ТимофейДата: Пятница, 13.01.2017, 12:53 | Сообщение # 111
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Так, я вставил реплики Ивана сразу в твой текст, так будет лучше (и подправил там чуть - штыки у Арисаки были ножевидные). Вообще - супер выходит!

«Джон» все возился с аварийным передатчиком спутниковой связи, который они с Иваном
обнаружили среди аппаратуры. Терминал, позволивший связаться с Акеми-старшим,
был поврежден при стрельбе, но эта рация работала. Судя по тому, как умело
управлялся с ней бирманец, он разбирался в секретной связи. Быстро передав
раскрытый майором Шун Ци код «Ихэтуань 1900», он обернулся
– Дайте мне три минуты, и можно хоть помирать, как девочка хочет.
– Отставить помирания! – парировал русский. – Лучше будем жить, назло врагам.
В этот момент сквозь пробитое в двери отверстие донесся голос Ансари:
– Эй, шурави! За мной тут должок. Большой должок!
– Вчера приходи, душманская морда! А то больно много вас тут, желающих. Хотя, если
вдруг еще свидимся, порешаем вопрос – окончательно, мать твою! – бодро проорал в
ответ Иван, который в этот момент потрошил разгрузки двух убитых игиловцев. Вестись
на провокацию и подходить к двери он не стал, лишь показав в ее сторону фак.

Сацугай и Амико все еще смотрели друг на друга, как будто смертельная опасность их
нисколько не волновала.
– Тебе и твоим спутникам осталось недолго, – в голосе родителя не было сочувствия.
Почти.
– Я не боюсь смерти, отец, – отвечала Амико. – А ты?
– Пока я есть, смерти нет. Когда придет смерть, не будет меня. Вот и все.
– Похоже, что-то от тебя во мне есть.
– Кровь не водица, дочь. Послушай, – он на мгновение позволил себе посмотреть на
нее с намеком на родительское тепло. – Не все еще потеряно. Я все еще могу
остановить этого негодяя. Я все еще могу спасти тебя. Но только тебя.
– Предлагаешь струсить, отец?
– Предлагаю поступить так, как поступить следует. Не думай, что я намеренно даю
такой выбор. Но другого нет.
– Вот к этому все пришло?
– Именно так.
– Ты разочаровал меня, отец, – она опустила взгляд.
– Не тебе меня судить, дочка. Я служу самой великой дзайбацу. Как служит
настоящий самурай.
За дверью явно собирались стрелять снова. А может быть, и приладить к двери
взрывчатку. Тун Тин и перепуганная Кейко жались к левой стене. Иван что-то быстро
сочинял из трофейных гранат, закрыв широкой спиной колдовавшего с рацией «Джона».
Все могло кончиться в любую минуту.
И тут Амико подняла голову и в последний раз посмотрела отцу в глаза. Именно
теперь Сацугай, не ведавший, через какие муки и опасности довелось пройти его
совсем уже взрослой дочери, не понял, но почувствовал, кто стоит перед залитой
кровью камерой. То была уже не японская школьница благородных кровей. То была
не дочь богача. То была не испуганная, нерешительная девица, дрожавшая в
джунглях. И даже не надломленная стрессом беглянка, которой Акеми-младшая
почувствовала себя на плотине. Сейчас на Сацугая сквозь юную девушку смотрел
проклятый старик, последний глава семейства Акеми. Ненавистный хрыч, державший
дома свою армейскую винтовку и фотографию круглоглазых солдат в советской
форме. Несгибаемый, гордый и полный презрения, похожий на длинный штык,
выкованный в горниле старой имперской Японии.
Она была точно такой же. Всегда. Мирная жизнь была лишь сном, в котором жил
неукротимый дух воинов-поэтов. Растрепанная, окровавленная, облаченная в
лохмотья, дочь впервые стала такой, какой всегда были ее предки.
– Ты не самурай, отец, – проговорила Амико новым, глубоким и твердым голосом, в
котором сошлись воедино ее вечное самообладание и тихая, холодная, как стальной
клинок, ярость. – Ты безродный тщедушный ронин, которого не следовало принимать
на службу. Если бы я могла вырвать из себя твои гены, я бы так и сделала. Ты
принес всем только горе. Ты не знаешь, что такое честь, и способен лишь
набивать мошну и брюхо. Лучше умереть, чем принять от тебя милость.
– Если хочешь, можешь убить себя, – ответил он со странной надтреснутостью в
голосе. – Я больше ничем помочь не могу. Жаль, не могу дать тебе нагинату,
положенную по правилам.
– Оставь нагинату себе, – Амико подняла руку и наставила на отца указательный
палец, словно обвинитель на суде. – И молись, чтобы мы умерли здесь. Ибо, если
выживу, я лично отрублю тебе голову фамильным мечом!
Будто утверждая ее слова, новая реактивная граната ударила в дверь и осветила комнату
пламенем, пока кумулятивная струя угасала. Амико не дрогнула, когда искры
посыпались где-то за спиной.
– Мне жаль, дочка, – произнес Сацугай голосом мертвеца. – Прощай.
Главный монитор погас.
 
ТимофейДата: Пятница, 13.01.2017, 14:28 | Сообщение # 112
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Не в обиду, Амико, но большой засранец твой папашка. Зная тебя, ни за что бы не
представил себе такую сволочь, – заметил Иван, выпрямляя усики предохранителя гранаты,
чтобы легко выскакивали. – Получается, что одну плотину они уже и взорвали, причем
аж из самой Японии? Удобненько так – сидишь в офисе с кондиционером и секретаршей,
потом нажал кнопочку,  и – бабах! Где-то за полмира черножопые макаки тут же начинают в панике носиться или мочить друг дружку,
а на твоем счету нолики прибавляются. Цивилизованно, мать его за ногу, диджитально,
я бы даже сказал.
 
MisterBakaДата: Пятница, 13.01.2017, 17:08 | Сообщение # 113
Бонта-прототип!
Группа: Администраторы
Сообщений: 4932
Статус: Отсутствует
Амико ничего не ответила, только коротко взглянула на Ивана и кивнула. Потом она повернулась к Кейко.
- Маэми, не зевай. Надо либо готовиться к бою, либо бежать.
Несколько ошарашенная сухим тоном подруги, Кейко неуверенно взялась за автомат.
- Э... да я как бы всегда готова...
- Лучше бежать, - девушка снова посмотрела на Ивана. - Но вы опять застрянете в шахте, Иван. Мистер Джон?
"Джон" как раз поднялся, оставляя передатчик за спиной. По глазам Акеми он быстро понял, что разводить долгие разговоры не стоит.
- Назад мы уже не успеем. Слишком нас много... Но есть вариант.
Он соображал очень быстро. расстегнув ремешок, бирманец снял массивные часы с запястья и, держа в кулаке, включил карту.
- Сюда смотрите, - указывал он свободной рукой. - Вот так можно добраться до турбины. Там можно пробраться по шахте вверх, а дальше лабиринт из дырок. Но смотрите, там надо лезть, карабкаться. Но есть кабель. Я думал по нему сам подниматься. Должно хватить. Вот тут он. Но надо сразу давать ходу, ребята.
- Мы готовы, - сказала за всех Амико. - Маэми, поведешь мальчика. Иван-сан, вам лучше опять идти последним. Я запомнила дорогу, пойду первая.
- Ха... хм... - Кейко, обескураженная резким переходом от ледяной неподвижности Акеми к резкой деловитости, пожала плечами. - Ладно, ладно.
"Джон" посмотрел на Амико с непонятным выражением и чуть слышно хмыкнул. Затем бирманец выключил карту и протянул часы Ивану.
- Держи, богатырь. Не теряй.
 
ТимофейДата: Пятница, 13.01.2017, 21:48 | Сообщение # 114
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– За это спасибо, добрый ниндзя, – кивнул Иван, принимая подарок. – Кстати, а о чем ты там с китайцами договаривался? Меня ведь что беспокоит - они же знают про все траблы на этой гребаной плотине, и она у них теперь как заноза в попе. Вертолетами они вряд ли еще раз полезут, и по горам сюда прорываться от китайской границы слишком гемморойно, но вот, скажем, бомбануть плотину - вот это выглядит вполне разумно. Как бы нам не попасть на чужую пьянку с мордобоем. Ничего на эту тему не скажешь? А еще, кстати, ты обещал поведать насчет СМЕРШа.
 
ТимофейДата: Вторник, 17.01.2017, 13:41 | Сообщение # 115
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Китайцам я отправил предупреждение, а уж что они там решал – бог их знает, –
развел руками «Джон». – Может, и бомбанут, как ты выражаешься, а может и что
похуже приключиться – слышал, что иги говорили? Правда, там было про десять
часов, но неизвестно, точно ли. В любом случае, оставаться тут нельзя. Как
только появится возможность – удирайте с плотины. Когда вылезешь из-под бетона
наружу, на этой штуке, – он указал на часы, – заработает режим связи. В
пределах прямой видимости от плотины, точнее, ближайшей горы, сможешь
обмениваться со мной сообщениями. Если я смогу их принять, конечно. Тогда,
возможно, сообщу новый план действий. На этом пока все.
– А про СМЕРШ? – остановил его Иван. Бирманец смерил его взглядом и вдруг хитро
подмигнул:
– Времени мало, да и интрига должна остаться, верно? Но в целом – это люди,
которые хотят, чтобы таких вот ужасов и кошмаров, таких вот рек крови и
страданий, по которым нас с вами сейчас несет, никогда больше не было. И наши
люди говорят друг другу – «Рот фронт». Понял? А, если даже и не понял, мне
больше некогда. Валите отсюда, пулей!
Судя по лицу Засельцева, объяснение его не удовлетворило, но терять времени
действительно больше было нельзя. Дверь пробила еще одна граната, а потом
снаружи донеслось металлическое постукивание – словно кто-то проверял
конструкцию на прочность.
– Слыхал? Видимо, прикидывают, как крепить взрывчатку. У нас осталось минут пять,
и учти – когда они выскочат в шахту, то запросто снимут тех, кого увидят
наверху. А чтоб забраться на уровень входа в водовод, вам минут пять и
понадобится, не меньше.
Кивнув, Иван хлопнул «Джона» по плечу:
– Ладно, скрытник. Спасибо за подмогу. Будем живы – отплачу тем же.
– Запомню, на всякий случай, – усмехнулся шпион. – Давай сюда шнурок от своей
мины, я их бабахну, когда войдут.
– Ну, не поминай лихом.
Засельцев передал ему провод, ведущий к рычагам замаскированных по бокам от входа ручных
гранат, и обернулся к девушкам. Те уже был готовы: пока мужчины разговаривали, Акеми
успела забинтовать руку Тун Тину, а весьма уже умудренная в деле стремительных автономных
ретирад Кейко занималась фуражирскими делами. Критически покосившись на голый и
блестящий от машинного масла торс Ивана – который сейчас как никогда напоминал
рестлера – она подхватила со стула оставшийся от кого-то из японцев свитер.
Повертела в руках, досадливо цыкнула языком – 48 размер русскому титану подошел
бы разве что в качестве пелеринки. Впрочем, буквально за пару минуту до бегства
ей в голову пришла другая светлая мысль – на брошенных в стороне надувных
матрацах лежали несколько тонких спальных мешков. Ухватив попавшийся под руку небольшой
рюкзачок, Кейко торопливо скомкала  один иззеленых прямоугольных спальников и запихнула внутрь, добавив туда же и свитер. Сверху
на оставшееся место полетели брусочки «роллтонов» и какие-то пластиковые упаковки
с сушеным и копченым мясом из картонных коробок на «кухне», а также пара бутылок
минеральной воды. Закинув трофеи за спину, Маэми повесила на шею автомат и поправила
очки – она была полностью готова к новым приключениям. Ну, по крайней мере, намного
лучше, чем раньше.
 
ТимофейДата: Вторник, 17.01.2017, 15:05 | Сообщение # 116
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Акеми тоже быстро, но аккуратно сложила богатую аптечку со знакомыми иероглифическими
названиями лекарств, и погрузила ее в другой рюкзачок вместе с пачкой
японских же шоколадных батончиков.
Отступление проходило в полном порядке до того момента, когда самозваные разведчики
таинственного СМЕРШа уж организованно отошли в задний тоннель, ведущий от
лифтовой шахты, и Иван помогал «Джону» привалить хлипкую дверцу выволоченными
наружу шкафчиками и столами.
Внезапно в помещении тайно диспетчерской оглушительно громыхнуло – по ушам ударило,
словно палкой. Металлическая дверца мгновенно слетела с петель и, поддав по импровизированной
баррикаде, врезалась в противоположную стену – к счастью, Засельцев и бирманец стояли
по сторонам от дверного проема, пытаясь распереть железный стол, и не пострадали,
хотя им пришлось стремительно шарахнуться в стороны. Из диспетчерской выбило облако
пыли, заставившее всех зажмуриться и закашляться. Еще секунду спустя с той стороны
через дверной проем обрушился просто ливень пуль: они яростно грызли противоположную
стенку коридорчика, разбивались на куски, дырявили несчастные столы и шкафчики.
Игиловцы явно знали толк в штурме помещений – после того, как саперы умело сделали
свое дело, выбив стальную дверь, группа прикрытия, которая прекрасно знала, куда
стрелять – явно по указаниям злокозненного афганца Ансари – подавила огнем возможное
сопротивление. Судя по всему, и до выхода на сцену штурмовой группы оставались считанные
секунды.
 
ТимофейДата: Вторник, 17.01.2017, 15:35 | Сообщение # 117
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Что самое неприятное, беглецы оказалась разделены – Тун Тин, не собиравшийся
филонить даже после ранения, принимал деятельное участие в строительстве
баррикады, и теперь стоял рядом с «Джоном» по ту сторону дверного проема,
отделившись от Ивана и девушек. За их спинами маячил безопасный путь
отступления в лифтовую шахту – впрочем, безопасный лишь до того момента, когда
игиловцы сумеют выглянуть в нее снизу – а вот шпион и мальчишка оказались отрезаны.
Пытаться преодолеть завал мебели под яростным обстрелом выглядело поистине
самоубийственной задачей, а ведь в распоряжении беглецов в любом случае
оставалось очень мало времени.
– Бегите!.. – заорал шпион, перекрикивая грохот стрельбы и отстраняя Тун Тина
себе за спину. Мальчишка же, не слишком напуганный, уже приготовил к бою
оружие. – Мы смоемся по этому коридору!.. Прикроем на несколько минут, пока
будете лезть!
– Но как вы... – начала, было, Кейко, но «Джон» вскинул автомат, наведя его прямо
на них, и безапелляционно рявкнул:
– ...Убрались с директрисы, живо!!!
Это было логично – когда игиловцы преодолеют диспетчерскую и попытаются прорваться в задний коридор,
защитникам будет довольно удобно стрелять им во фланг кинжальным огнем – но лишь
с одной стороны от двери, чтобы не перебить друг друга. Не медля больше, Иван прощально
махнул рукой, развернулся и, подхватив девушек под мышки, ломанулся к лифтовой шахте.
 
ТимофейДата: Вторник, 17.01.2017, 16:18 | Сообщение # 118
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Когда он уже выбегал из тоннеля, автоматные очереди за спиной на короткое время перекрыл
треск гранатных разрывов – видимо, шпион подорвал мины-сюрпризы, отбивая первую
попытку штурма.
– Наверх, живо!.. – шлепая по воде, Засельцев одну за другой подсадил японок на скоб-трап,
сунув Акеми голокарту, и быстро подготовился к бою – разогнул усики на очередной
паре гранат, сунув их обратно в карманы разгрузки, и повесив автомат на шею так,
чтобы можно было стрелять с трапа одной рукой. Барабанный магазин давал возможность
подавлять противника огнем чуть дольше обычного, а подствольный фонарик опять вернулся
на шомпол.
Кейко и Акеми не заставили просить себя дважды, и заспешили вверх, быстро-быстро перебирая скобы
руками. Подняться предстояло метров на сто двадцать, почти в два раза выше, чем
тот тамбур, где застрял Иван. Оставалось только молиться, что за время, которое
потребуется на подъем, бирманец не пропустит в шахту преследователей, и они не найдут
туда дорогу по двум другим тоннелям, ведущим неизвестно куда с ее дна. Если же говорить
о прочих возможных путях, то в луче налобного фонарика, который Акеми отобрала у
Кейко, то и дело возникали черные отверстия новых вентиляционных коробов и какие-то
узкие проходы. Хотя при появлении каждого из них сердце замирало от страха – а не
поджидают ли там враги? – но одновременно девушка начала понимать, что преследовать
их будет не так-то просто: если не найти нужный проход, беглецы бесследно пропадут
в подземном лабиринте. Главное – не пропустить его самой.
 
ТимофейДата: Вторник, 17.01.2017, 20:21 | Сообщение # 119
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Светящаяся
успокаивающим голубым светом голокарта, к счастью, давала четкое представление
о топологии окружающего пространства: глядя на нее, можно было без труда
отсчитывать уровни – восьмой ряд отверстий снизу, ход на северо-запад. Акеми,
уже задыхаясь, продолжала как можно быстрее карабкаться наверх. Маэми пыхтела
позади, постепенно отставая – она все же несколько уступала более тренированной
подруге, да и изрядный груз не способствовал чрезмерной прыти. Пару раз ее рука
в спешке срывалась, вызывая испуганный писк. Впрочем, после второго раза ее подбодрил
голос Ивана, раздавшийся непосредственно у пяток:
– Не бойся, Кейко, я с тобой! Поймаю в случ чего, так что лезь спокойно. Если хочешь,
могу макушкой в пятую точку подталкивать, я в этом профессионал.
– Н-н-н-не надо, у меня юбка… тьфу, сутана короткая!.. М-маньяк!.. – возмутилась Кейко,
и полезла быстрее.
– Да ладно, уж и предложить нельзя, – ухмыльнулся Иван, – я же от чистого сердца,
не с коварством каким.
 
ТимофейДата: Вторник, 17.01.2017, 23:02 | Сообщение # 120
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Атмосфера немного разрядилась, но совсем чуть-чуть – снизу все еще перекатами эха
доносилась стрельба и взрывы. Кажется, шпион все еще как-то умудрялся
сдерживать наступающих исламистов, не позволяя им прорваться в шахту. По
крайней мере, на дне было совершенно темно – никаких лучей от вражеских
фонарей, выискивающих беззащитных на скоб-трапе беглецов.
Руки уже грозили отвалиться, а ноги словно налились свинцом, не желая больше
сгибаться в коленях, когда Акеми выдохнула:
– С-сюда!..
К узкой нише справа, куда вела узкая же металлическая полочка, девушки еще как-то
дохромали, но в изнеможении свалились на бетонный пол в двух шагах от входа в
чудовищно тесный коридорчик. Засельцев, чертыхаясь и потирая простреленное
бедро, сумел пролезть в него, только повернувшись боком и наклонившись, чтобы
не чертить головой по потолку.
– Давайте, по-быстрому, доберемся до водовода и там уже дух переведем, – принялся
он тормошить почти впавших в прострацию японок. Кейко с мучительной гримасой
схватилась за щиколотку, простонав:
– Н-не могу, б-болит ужасно… никогда так не было!.. Ай!..
Сильные пальцы ощупали натянувшиеся, словно струна, готовые порваться мышцы, осторожно
сжали, успокаивая и разминая.
– Да это просто судорога у тебя, ничего страшного. Спортом надо заниматься, душа
моя, а не филонить, – спокойно проговорил Иван, понизив голос. – Сейчас
размассирую и пройдет. Только не пищи, а то эхо по шахте идет.
– Д-душа?... Н-нет, по-постойте… ма-ма-массаж?!.. По-по-погодите, я еще не
готова… – всполошилась Маэми, несмотря на полуобморочное состояние, но Иван
спокойно продолжал свое дело, взявшись за носок маленькой ножки и потянув,
растягивая мышцы. Действовал он очень умело, и боль сразу начала утихать.
–Акеми, ты как, жива? – обернувшись к Амико, спросил Иван.
– Со мной все в… порядке… – девушка все же не смогла проговорить это ровно, на одном
дыхании, как приличествует благовоспитанной одзёсан, но запыхалась она явно меньше
подруги и уже приходила в себя.
– Вот и славно. Погаси фонарик, чтобы не выдать нашу норку. Кажется, внизу все закончилось,
– Засельцев прислушался. Стрельба и в самом деле утихла, но криков или звуков погони
пока слышно не было. – Но задерживаться нельзя ни секунды; поднимайтесь, девчонки.
Акеми, свети голограммой и давай вперед. Только тихо.
Держась за стену, Амико нашла в себе силы, чтобы подняться самостоятельно, Кейко же Засельцев
просто поднял и поставил на ноги, как ребенка, сняв с нее автомат и рюкзак. Теперь
ему было еще неудобнее пробираться по узкому ходу, но матрос спецназначения не собирался
жаловаться – в сравнении со злосчастной трубой здесь было вполне просторно.
 
FMP Форум » Разное » Творчество » Несчастный рейс » Текст
Страница 8 из 14«126789101314»
Поиск:

Конструктор сайтов - uCoz