FMP
Wrld


Текст - Страница 13 - FMP Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 13 из 14«1211121314»
FMP Форум » Разное » Творчество » Несчастный рейс » Текст
Текст
ТимофейДата: Среда, 22.03.2017, 17:14 | Сообщение # 181
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Я видел его вчера вечером, примерно в десяти километрах от плотины, еще до
первой атаки. Где он сейчас... это можно узнать точно.
С этими словами шпион снял со спины рюкзак защитного цвета, и вытащил из него еще
один ноутбук – поменьше, чем тот, который шел в комплекте с крылатой ракетой,
но тоже военного назначения. Раскрыв его, он уселся на сиденье и запустил
какую-то программу, принявшись тыкать по экрану стилусом. Позанимавшись этим
делом несколько минут, он удовлетворенно кивнул и в ответ на заинтересованные
взгляды пояснил:
– Я посадил квадрокоптер на вершину скалы севернее плотины. Сейчас сделаем круг,
и если не найдем автокран, то пройдем до того места, где я его видел в прошлый раз
– потребуется минут десять.
– Ладно, пока он летает, еще вопрос, – сказал Иван. – Можно ли не запускать «Бабур»,
а, скажем, поставить на нем таймер, чтобы взорвался на месте через какое-то
время? Как вариант – подтащить его к плотине, и использовать как мину. Пятидесятикилотонный
заряд наверняка ее разрушит и угробит «Шахин» вместе с ней.
– И всех пленных бирманцев, которых там держат, – добавила Кейко.
– Да, кому-то может не повезти, – не стал отпираться Иван. – Но вряд ли там гражданские
остались, если вспомнить, что творили игиловцы – наверняка вырезали всех. В
конце концов, и мы могли точно так же попасть, если б китайцы устроили
бомбардировку...
– ...И если не уничтожить «Шахин-2», погибнет огромный город, – закончила сама
Кейко вместо него. – Как ни противно признавать... но так и есть.
– Идея с миной хорошая, но не прокатит, – разочаровала Ивана Алена. – Такого режима
взрывания тут нет. Предохранители отключаются только после старта, вот тогда
уже можно ставить таймер или на удар – после того, как она пролетит примерно
километр от пусковой.
– Жалко, – поморщился Засельцев. – Ладно, думаем дальше.
Амико тем временем обошла «Джона» и заглянула к нему через плечо. На экране ноутбука
плавно двигалось изображение той самой злополучной плотины Та-Санг, даже с
высоты птичьего полета выглядящей величественно и грозно – точно некая древняя
крепость.
– Что там с краном?
– Никуда дальше лететь не надо. Вот он, – ткнул пальцем шпион. Смотрите, ближе к
левому берегу...
– ...Левому? Это же справа?
– Орографически. Берега всегда считают, глядя вниз по течению. Так вот – там
устроен подъемник: широкая платформа для техники. Видимо, строители посчитали,
что дешевле так, чем прокладывать специальные полки в скалах для того, чтобы
машины при строительстве могли спускаться и подниматься с гребня на уровень нижнего
бьефа – к воде, если по-простому. Платформа опущена, и кран стоит рядом с ней
на берегу. Они явно ждут ракету.
– И что самое интересное, там внизу всего пять человек, – со значением заметил
Иван. – Видимо, секретничают, все же. Не хотят, чтобы все знали про ядерные
ракеты. Что и понятно – если бы информация просочилась и ушла, китайцы
стесняться бы не стали, жахнули бы всем, что только есть.
– Но что это нам дает, что всего пять человек? – спросила Кейко, удивленно
расширив глаза. – Мы же не собираемся...
– Другого выхода нет, – решительно вмешалась Алена. – С коленки мы запустить
ракету не сможем, значит, нужно захватить пусковую.
– Это легко сказать! Нас-то тоже всего шесть человек, причем половина девушек –
те еще бойцы!
– А кому сейчас легко? – хладнокровно отрезала русалка. – Дело надо делать.
– И обстановка благоприятствует, – поддержал ее Иван. – Исламисты на плотине еще
не знают, что конвой ракеты кормит рыб. Мы замаскируемся под игов и сделаем
вид, что на нас напали какие-нибудь бирманцы, и мы потеряли вторую лодку и
остальных бойцов. Издалека они вообще ничего не разглядят, а когда подойдем вплотную,
мы их перебьем – и пусковая наша.
 
ТимофейДата: Четверг, 23.03.2017, 17:50 | Сообщение # 182
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Погодите, Банька-сан, – не поняла Кейко. – Как это «замаскируемся»?
– Как Али Зибак! – засмеялся Иван. – Читал я в детстве такую книжку, что-то вроде
«Тысячи и одной ночи» Шахерезады, и там главный герой – эдакий арабский Робин
Гуд – все время переодевался и дурил своих врагов. Чего ты задумалась-то, после
того, как вы сами под монашек косили? Чем игиловцы хуже?
Кейко еще не успела даже возразить когда «Джон» поднялся на ноги.
– Это хороший план. Я умею говорить по-бенгальски – смогу отвлечь внимание, если
там окажутся такие же боевики бангладешского происхождения, как те, которых мы
видели. Кроме того, у меня есть темный тональный крем, чтобы выглядеть такими
же темнокожими, как они. И даже еще кое-что.
– Погодите, но у жителей Бангладеш не монголоидные черты, как у нас! –
запротестовала Кейко.
– А вот бирманцы – как раз такие же. Правда, вы не знаете языка, да и фенотип у
вас немного другой… впрочем, девушки-японки могут замаскироваться под уйгуров –
те вовсю союзничают с Исламским государством.
– …Под мужиков?! – поперхнулась Кейко. – Под террористов?!..
– Да хоть под негров преклонных лет, – равнодушно пожала плечами Амико. – Какая
разница? Более того, если мы нарядимся парнями, то нас вряд ли станут хватать
за всякие места, как монашек.
– О!.. – Кейко вдруг с разбегу остановилась. – И у нас же оружие будет…
– Да. Сможем сами постоять за свою честь.
– Тогда я согласна, – решительно кивнула Кейко.
– Молодец! – похвалил ее Иван, потрепав по макушке. – Главное, не отказывайся
потом.
– Да уж не откажусь! С чего бы это мне отказываться от своего слова?..
Засельцев
только непонятно хмыкнул, вылез из лодки и убежал куда-то вниз по течению.
– А под кого будут маскироваться русские? – запоздало поинтересовалась Кейко,
обратив взгляд на Алену. – Они-то ни на кого из местных не похожи.
Русалка, не отрываясь от атомного пульта, пожала плечами:
– Намотаем чалмы и будем громко ругаться матом с чеченским акцентом. Ну, то есть
Ванька ваш будет ругаться, а я – молчать, как подобает скромной женщине. Кстати,
надо же действительно из одежды что-то подобрать, вон, смотрите, пара
гермомешков. Там, наверное, жратва и всякое бивачное снаряжение, но и шмотки
какие могут найтись.
В самом деле, под оставшиеся по бокам от ракеты сиденья были засунуты несколько
ярко-синих мешков из водонепроницаемой ПВХ-ткани: поскольку в лодку при прохождении
порогов наверняка заплескивало немало воды, боевики по возможности упаковали свой
багаж герметично.
Кейко, Амико и Тун-Тин принялись потрошить гермомешки. Как и ожидалось, там в основном
оказалась провизия, одеяла и спальные мешки, но удалось найти немного одежды –
милитарные свитера защитного цвета с накладками на плечах и локтях из запасов
неизвестно какой армии позволили самодеятельным диверсантам обрести более-менее
унифицированный вид, а порезанный на полосы нейлоновый спальный мешок дал возможность
изобразить так любимые игиловцами черные косынки и повязки на шею, пусть и без
дидактических надписей из корана.
– С этим вы наверняка справитесь без труда, – сказал «Джон», вытащив из рюкзака
мешочек с маскировочными причиндалами, позволяющими быстро изменять внешность.
– А-а-а, наконец-то косметика! Сколько же я не брала в руки помады!.. –
восхитилась Кейко, разбирая цилиндрические тюбики с темным кремом,
действительно немного напоминающим помаду.
– Вам крем не нужен – это для меня. Я буду маскироваться под бенгальца, а вы –
под прочий исламский интернационал. Самое интересное вот здесь, – усмехнулся
тот, неожиданно вывалив ей на колени какую-то черную непонятную массу. При
ближайшем рассмотрении та оказалась состоящей из нескольких разнокалиберных париков,
а также накладных усов и бород. Они уже не вызвали такого восторга. Брезгливо
потыкав их пальцем, Кейко поежилась:
– Фильмы про Джеймса Бонда я люблю смотреть, но напяливать на лицо эту
растительность... бррр. Противно как-то.
– Но придется. Иначе мы вызовем подозрение, – Амико взяла кудрявую густую бороду,
примеряясь, как бы прилепить ее. Кейко отобрала ее обратно и открыла тюбик со специальным
клеем для искусственной растительности.
– Давай лучше я. А вот если уж кто и вызовет подозрение, так это... хммм... – она
демонстративно покосилась на выразительную грудь Алены, обтянутую тонким
гидрокостюмом. – Это размер С.
– Предполагается, что мы им не дадим возможности нас рассматривать, – парировала
та. – Кроме того, есть же свитера и разгрузки. А ну-ка...
Девушка натянула трофейный свитер и одну из мокрых разгрузок, которые принес Иван,
повязала платок на шею и намотала черную тряпку в виде чалмы, скрыв свою густую
русую косу. Получившийся результат впечатлял – если бы какому-то режиссеру
потребовалось провести кастинг на роль соблазнительной басмачки или соратницы
Али-бабы, он бы вцепился в нее обеими руками.
 
ТимофейДата: Пятница, 24.03.2017, 17:19 | Сообщение # 183
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Впрочем, правильно расценив кривую ревнивую улыбку Кейко, она надвинула чалму пониже, взяла
одну из бород и приложила к лицу. Теперь картина стала гротескно-угрожающей,
поскольку борода резко контрастировала с гладкой молодой кожей. Впрочем, если
смотреть с некоторого расстояния, это могло не так бросаться в глаза.
– Жуть, – с удовольствием заметила Кейко, протягивая Алене тюбик с клеем. – Пойдет.
Но только в плане верхней половины.
Алена прилепила жуткую бороду, потом осмотрела себя и досадливо шлепнула ладонью по крутому
бедру, вызывающе обтянутому неопреном.
– Ну, не знаю, штанов нет, и ничего в голову не приходит. Остается надеяться, что
пока мы в лодке, особо не разглядят.
Японки последовали примеру русской диверсантки, тоже натянув свитера, пришедшиеся им по
длине, как короткие платья, и нацепив поверх отобранные у каренов разгрузки, которые
уже считали своими. Лицевой растительностью они обзаводиться не стали,
ограничившись лишь мазками темной пасты над верхней губой, которые издали можно
было принять за редкие подростковые усики. Теперь их верхние половинки
действительно можно было бы принять за симпатичных молодых боевиков-уйгуров,
поскольку растрепанные черные волосы, торчащие поверх повязок, вполне сошли бы
и для юношей. Но стоило опустить взгляд, и все рушилось: торчащие из-под пол
свитеров тонкие белые ножки выглядели совершенно чужеродно, полностью
обесценивая маскировку.
– Мда... – пробурчал Джон, критически осматривая соратниц. Ему не потребовалось
много усилий, чтобы превратиться в бирманского коллаборациониста или даже
бенгальца-полукровку; разбойная физиономия говорила сама за себя. Тун Тину
вообще не потребовалось никаких маскировочных аксессуаров, кроме черной повязки
на лоб – подобных ему пацанов-боевиков в рядах ИГ можно было насчитывать
тысячами.
– Может, если мы будем сидеть в лодке, окажется не так заметно?.. – осмотрев себя,
подругу и Алену, виновато проговорила Амико.
– Вы недооцениваете свой шарм, красавицы. Стоит вам сверкнуть коленками, и все
пропало.
 
ТимофейДата: Суббота, 25.03.2017, 10:12 | Сообщение # 184
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Ну, я не знаю, что тут можно сделать… – обиженно начала Кейко, и обернулась на
шаги по камням. Возвращающегося Ивана можно было узнать разве что по рослой
фигуре: хотя на нем так и остались шаровары в цифре от ВКБО, он тоже сменил имидж,
раздобыв откуда-то камуфляжную куртку и обвешавшись поверх разгрузки невероятным
количеством подсумков, кобур, патронташей, болтающихся снаружи гранат – вылитый
исламский Шварцнеггер из «Коммандо». На лбу красовалась черная косынка с белой
надписью, и даже русая недельная щетина на его подбородке и щеках теперь казалась
почти что настоящей бородой, приличествующей воину аллаха. С собой он нес целую
охапку каких-то мокрых тряпок, и выражение на его лице было непонятное.
Впрочем, когда он бросил тряпки на резиновыйборт лодки, все стало ясно, и на лицо Кейко сразу позеленело.
– Б-б-банька-сан… ну, вы это… вообще уже… с мертвецов?!..
–А кому сейчас легко? – без особого огонька парировал Иван. – Если жить охота, так
в любое говно влезешь. Придется потерпеть. В конце концов, мы с самого начала
на трофеях живем.
Этот аргумент, похоже, девушек не особенно убедил, но положение спасла Алена. Без
лишних слов она выбрала пятнистые шаровары и с непроницаемым  выражением натянула поверх гидрокостюма.Выглядывающие из-под них неопреновые боты на борту лодке смотрелись вполне
естественно, поэтому с ними она ничего делать не стала.
Чуть помедлив, Амико последовала ее примеру, хотя и не смогла справиться с лицом – на
нем отразилась вся брезгливость, которую чувствовала чистоплотная японка.
Кейко, глядя на нее, вдруг вцепилась себе в волосы и зажмурилась. Пару раз
дернув, словно пытаясь выдрать клок, и прорычав сквозь зубы что-то жалобно-нечленораздельное,
она все же принялась просовывать ноги в мокрые штанины, вся перекосившись от
отвращения. Сочувственно глянув на нее, Иван сменил тему:
– Ну что, готовим план атаки. Я так понял, на причале народу мало, а остальные
где-то наверху плотины, так? Наша задача – захватить кран и перегрузить ракету.
Тогда мы сможем ее запустить. Алена, старт точно обеспечишь? Иначе все эти
танцы совершенно ни к чему.
– Да, – уверенно кивнула девушка, возвращаясь к ноутбуку. – Я разобралась, как и
что – как вести все стартовые процедуры и вводить полетное задание. Но предпусковую
последовательность операций можно провести только, когда подключим напряжение. Это
минут пять.
– Хорошо, – кивнул Засельцев. – Теперь надо решить, когда и откуда стрелять. Джон,
ты там проследишь за «Шахином»?
– Ага, – отозвался шпион, нахохлившийся над собственным экраном. Судя по всему,
сейчас он вел разведывательный квадрокоптер от плотины вдоль шоссе на запад,
навстречу приближающемуся конвою с пусковой установкой.
 
ТимофейДата: Понедельник, 27.03.2017, 17:42 | Сообщение # 185
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Но вы действительно уже решились, и в самом деле хотите запустить ракету? Не
боитесь войти в историю как военные преступники?
– А какие еще варианты? – нахмурился Иван. – Вроде, уже обсудили и приняли, что конвенционными
средствами нам с «Шахином» не расправиться, мы не супермены и Джеймсы Бонды.
– Тут Терминатор, скорее, нужен, – вставила Алена, что-то быстро набивая на
клавиатуре.
– И что теперь? Плюнуть и свалить себе вниз; пусть они сожгут к черту этот Гонконг?
Он не наш, мы там не были никогда, какое нам до него дело – так, что ли?
– Большинство людей поступили бы именно так, – пожал плечами «Джон».
– Это их проблемы. У нас же есть возможность предотвратить атомный удар, и я буду
не я, если позволю игам устраивать свои любимые злодейства.
– Что же, я рад, что вы не относитесь к большинству, – шпион поднял глаза от
экрана, смерив Ивана долгим непонятным взглядом. – Позволите и мне вписать свое
имя в список военных преступников?
– Вообще-то, мы не ищем публичности и известности, – заметила Алена, оторвавшись
от ноутбука и остро глянув на «Джона». – Поэтому прежде, чем разрешить, хочу
поинтересоваться: а вам-то что в этом? «Кто вы, мистер Джон?»
 
MisterBakaДата: Среда, 29.03.2017, 14:39 | Сообщение # 186
Бонта-прототип!
Группа: Администраторы
Сообщений: 4932
Статус: Отсутствует
Шпион обреченно вздохнул.
- Каждый раз все упирается в вопросы. Кто вы, откуда вы, где находится вертолетоносец, почему я ног не чувствую... По идее, достаточно было бы знать, что я тоже не из тех, кто дал бы сжечь Гонконг.
- Это, конечно, похвально, - хмыкнула Алена. - Но на вопрос не отвечает.
- Да уж кто бы сомневался, - Джон снова вздохнул. - Не люблю я такие разговоры. Всегда есть риск, что следом придется тебе горло перерезать.
- Даже так... - Алене последнее замечание явно не понравилось, Иван тоже нахмурился. Только Амико подняла брови, словно ее сказанное забавляло.
- Нельзя быть загадочным богом из машины, если каждому встречному разбалтывать секреты, - шпион пожал плечами. - Но ладно, давай начнем с малого. Вот скажи мне, девочка, чем именно отличаются такие, как вон Иванушка наш, от того самого большинства?
- Размеры не в счет? - нервно усмехнулась Алена, которой чудилась едва заметная перемена в "Джоне". Он вдруг сделался медлителен и вальяжен, но не вял. Шпион словно медленно застывал на месте. Так выглядит кобра, неопытному глазу кажущаяся замершей и готовой свернуться в кольцо, но мгновение спустя бросающаяся на жертву с оскаленными полными яда клыками.
- Да нет, я встречал трусливых засранцев. которые его могли бы в карман положить. Проблема как раз в том, что они бы не стали этого делать. Людей вроде Ивана, меня, тебя, да и этих милых красавиц отличает одно забавное и некоторыми полностью отрицаемое качество. Угадай, какое?
- Если будете в шарады играть, я вас за нос укушу, - сказала Алена, которую поведение Джона больше рассердило, чем напугало.
- Молодежь, - Джон закатил глаза. - Совсем не понимают, что такое загадочный эксцентричный мастер, который должен обучить великим тайнам и секретному кун-фу. Это все проклятый Интернет, дети совсем перестали смотреть телевизор.
- Джон-сан, - подала голос Амико. - Пожалуйста, не нужно стараться увести разговор в сторону. Наши русские друзья постепенно свирепеют. Они не понимают этой игры, и, если быть откровенными, сейчас и в самом деле не до нее.
Шпион посмотрел на девушку и вздохнул еще раз.
- Ладно, ладно. В общем, есть ведь на свете люди... скажем так, нестандартные. Неформатные. Пассионарии, как сказал бы ваш земляк Гумилев. Что характерно для пассионариев? Кипучая деятельность, влияющая на мир вокруг. А теперь скажите мне, какие две разновидности пассионарных проектов наиболее сильны в любой цивилизации?
- Эм... - Алена задумалась. - Что-то у гумилева я такого не помню.
- Наиболее могущественные формы пассионарных структур, как показала практика, это политическая партия и преступная группировка. Почему? Потому что каждая из этих структур эволюционировала из одной, старой и чрезвычайно живучей. Орден, дорогие мои детишки. Орден, объединяющий сильных, объединяющий умных, объединяющий коварных, злых и добрых. Один человек, одержимый страстью, может совершить очень немногое. Он может стать великим ученым, но ни одно открытие не изменит мир, если некому его применить. Он может стать великим артистом, но искусство нуждается пестовании, защите и патронаже. Он может быть великим воином или оратором, но когда это одиночки в политике что-то могли изменить всерьез? Только орден, только тесная группа одержимых страстью способна накопить достаточно силы и воли, чтобы влиять на мир вокруг. Орден рыцарей храма, орден вольных каменщиков - все эти структуры когда-то что-то значили.
- Стоп, чего? - Алена моргнула. - Вы что, из этих... иллюминаты всякие? Еще скажите, что вы рептилоид!
- Ох уж это поколение мемасиков из интернета, - поморщился Джон. - Им задвигаешь серьезное про историю и социум, а они тебе поп-культурную жвачку. Нет, я не про рептилоидов и прочий конспирологический бред. Настоящие ордена - это не кучка педиков из романов Дэна Брауна. Это группы людей, практично выполняющих вполне определенные цели. Мафия ведь тоже начиналась как темное отражение рыцарского ордена, защищавшего сицилийцев. А политики? Партии, особенно партии социалистов, сумевшие заставить мир вращаться совсем иначе. Чем отличались готовые пойти на смерть революционеры девятнадцатого века от готовых пойти на смерть воинов Христа? Это сейчас, в царстве пост-модерна, идея привлекает в первую очередь ленивых скучающих мещан, чья приверженность выражается в клике мышкой. Настоящие политические партии, настоящие организации, настоящая сила... все всегда приходило из орденской структуры. Потому что орден есть порядок, ордер есть гармония.
- Пафосно, - сказала Алена. - И к чему эта лекция?
- К тому, что я в одном таком ордене состою.
Тут впервые в разговор встрял Иван, доселе только чесавший затылок, слушая пространные излияния шпиона.
- СМЕРШ, - сказал он.
- СМЕРШ, - этом отозвался Джон и улыбнулся. Было в его улыбке что-то неприятное. - "Смерть шпионам". ты угадал, это название взято в качестве напоминания. Это, если хочешь, дань одной из самых лучших структур, занятых тем же, что и я... что и мы.

Так, стоп еще раз, – Алена наморщила лоб. – СМЕРШ ведь был сталинской
контрразведкой во время войны. Вы-то тут при чем?
–Да при многом, – Джон посмотрел на нее и улыбнулся. – Ты ведь знаешь Амадо
Герреро[1], накоторого молятся ваши герильясы? А кто свел с ним людей под Андреевским флагом,
твоих покровителей?
– ... П-покровителей... свел?.. – она вдруг побледнела. – Погоди, от-ткуда ты
можешь знать?..
– Нет, они наверняка не распространяются об этом. Но мы их в свое время очень
аккуратно познакомили и обеспечили взаимопонимание. Иначе как объяснить столь
удачно и своевременно появившийся, но совершенно тайный союз, да еще и с
участием вьетнамцев... да что там объяснять, и так сообразишь. Так вот,
девочка, за вами наблюдают мои друзья. Как злобные ангелы-хранители.
– Минутку! – пискнула Кейко. – Так вы что... вы тоже русский, что ли?! Ами-тян,
мы в окружении русских!!!



[1]Псевдоним Хосе Мария Канлас Сисона — филиппинского поэта и писателя, основателя,
руководителя и ведущего теоретика Коммунистической партии Филиппин и Новой
народной армии.

- Успокойся, ребенок, я не русский, - Джона ее слова позабавили. - Хотя говорить на их языке умею без акцента. Но это было бы невежливо по отношению к вам и сбивало бы с толку. Нет, я не русский. Это, кстати, тоже важно. Знаете, что сгубило орденскую структуру, а следом за ней и ее детей?
- Что?
- Принцип отбора рыцарей, хе-хе. Старые ордена были жесткими и отягощенными мракобесными правилами, присущими неразвитому обществу. Мафия была аморальна и неприхотлива, а потому в ней быстро расплодились слабые, подлые и жадные, как торговцы, впущенные в храм. Что уж говорить о таких ублюдочных образованиях, как нацистские общества или Ку-Клукс-Клан. Кровь и почва вообще не работают, потому что нельзя пылать страстью к ДНК или грунту. Пассионарии живут за счет своей страсти. И орден не может существовать, если в нем вместо пассионариев окажется толпа людей вроде папочки нашей подруги Акеми. Все подобные структуры умирают, когда в них приходят неискренние. Вспомните, как умер ваш Советский союз, мои русские друзья. Вспомните, как коммунистическая партия сожрала себя самое. Подонки, паразиты, лентяи и лжецы, прикрывающиеся идеей, которую рождает страсть. Вот вечная проблема. Ни одно общество, ни одна структура не выживет, став всеобщей. Вот почему мафия стала врагом тех, кого защищала, вот почему рыцарские ордена стали машиной войны, вот почему вожди СССР убили свою страну. Всегда нужен контроль, идею должно культивировать и защищать от растлевающего влияния власти и силы. Этим мы и занимаемся. Мы смотрим на мир и видим, кто, где, когда и как пытается задушить то зерно, что было посеяно, а за плодами нам наказали смотреть. Мы - что-то вроде барьера между энтропией и будущим, которое должно быть.
 
MisterBakaДата: Среда, 29.03.2017, 14:48 | Сообщение # 187
Бонта-прототип!
Группа: Администраторы
Сообщений: 4932
Статус: Отсутствует
- Но что за идею вы защищаете? - спросила Амико, первой переварившая все сказанное. - И от кого?
- Этого я сказать пока не могу, - Джон пожал плечами. - Скажу только, что друзья Алены и нам друзья. И погибшая майор тоже была нам другом. У нас их много - друзей, союзников. Тех, кто хочет того же будущего, что наш орден. На каждом континенте, в каждой крупной державе, и не только там. Русские, американцы, китайцы, французы, бирманцы и африканские фусу. Все они наши друзья, но лишь немногие знают, кто мы, а главное - зачем мы. У нас есть глаза и уши повсюду, а кое-где приходится действовать и руками. Я как раз один из агентов прямого воздействия. Моя задача - предотвращение действий возможного противника. Таким противником на этот раз оказался твой отец. Это как игра в шахматы, где нужно перехватить фигуру, готовую поставить мат. Потому мы и зовемся СМЕРШем, со злой такой иронией. Мы и в самом деле - смерть для шпионов, тайно готовящих отравленный кинжал для мира, в котором мы живем. Сейчас мы пытаемся сожрать пешку, которая может взорвать Гонконг. Так мы в очередной раз замедлим энтропию, а вместе с тем докажем командованию покойной майора Шун Ци, что нам можно довериться.
 
ТимофейДата: Пятница, 31.03.2017, 16:56 | Сообщение # 188
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Едва не захлебнувшиеся в потоке информации слушатели озадаченно переглянулись. Иван
покачал головой.
– Туманно, конечно. Но другого я от нашего друг-ниндзя и не ждал. А кстати, что
такое FUSA? – обернулся он к Алене.
Та, все еще недовольно сверля глазами шпиона, пояснила:
– Да те самые, про кого я тут недавно рассказывала: Фронт Единства Юго-Восточной
Азии – «Frente de Unidad en el Sudeste Asiático».
– Это что, по-испански, что ли? – удивился Засельцев.
– На Филиппинах он почти государственный, а именно филиппинцы предложили всем
объединиться. Но больше я ничего рассказывать не буду, потому что это все большой
секрет.
– От кого секрет? – поинтересовалась Амико. – От исламистов?
– Нет, от местных правительств, – махнула рукой Алена. – Все эти шишки, что
правят в Индонезии, Малайзии, Сингапуре и на Филиппинах, скорее позволят себя
сожрать Исламскому Государству, чем объединятся. И поэтому вовсю преследуют
своих левых подпольщиков, которые создали этот фронт.
– Боятся за свои кресла. Это характерно, – задумчиво покивала японка.
– Я тут действительно по заданию от FUSA, но кому попало
об это знать совсем не нужно. Хотя и так уже все почему-то в курсе. Не умеют
эти азиаты хранить секреты. Как на базаре, блин!.. – сверкнула глазами на
шпиона Алена.
– Мы с Кейко не будем об этом распространяться, – серьезно пообещала Акеми. – Но
теперь я лучше понимаю, что вами движет... и буду помогать сознательно.
– Спасибо, Амико. Мне сразу показалось, что у тебя есть голова на плечах, – поблагодарила
русалка, и стукнула кулаком по ладони. – Сойдемся, что мы все здесь интернационалисты,
за дружбу народов и братство трудящихся. А теперь вернемся к делам насущным – к
атомной войне.
 
ТимофейДата: Пятница, 31.03.2017, 17:53 | Сообщение # 189
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Да уж пора, – поддержал Иван. – «Шахин»-то едет к плотине, небось. Если минует ее
и уйдет на левый берег, лови его потом в джунглях. Нам надо успеть и выпустить
ракету, когда он появится в виду моста, не позже. Как там воздушная разведка? –
обернулся он к Джону. Тот снова склонился над ноутбуком, с которого управлял
квадрокоптером.
– Да, вот он, я его засек. Езды конвою еще минут сорок, максимум час. Пора
выдвигаться.
– Хорошо, – кивнул Иван. – Значит, непосредственно действуем так: поднимаемся,
подходим к берегу, где стоит кран. Выходим, вступаем в контакт, ликвидируем тех
пятерых; я еще постараюсь взять «языка». Проблема в том, что стрелять там внизу
нельзя, чтобы не всполошить всю плотину. Есть у кого бесшумное оружие?
– Да, – кивнул «Джон» вытащив из подмышечной кобуры «Глок-19», и накручивая на
него длинный глушитель.
– И у меня есть, – откликнулась Алена. Перегнувшись через борт, он шлепнула ладонью
по воде. Батончик приподнялся на плавниках и живо подполз к хозяйке. Девушка
дотянулась до одной из переметных сумок, закрепленных на его сбруе, и извлекла
из нее бесшумный пистолет ПБ.
– Отлично. Давай его сюда, – протянул руку Иван. Алена, неодобрительно смерив его
взглядом, оружие все же отдала. Пристроив его в карман разгрузки, Засельцев
продолжил: – Мы с Джоном – за передовой отряд. Вы остаетесь в лодке, пока не
закончим с расчетом. Стрелять только в самом-самом крайнем случае. Если вдруг
обернется неудачно – валите вниз по реке, как сумеете, увозите ракету. Или
взорвите ее к черту тогда.
– Только если не будет никакого иного выхода, – твердо ответила Алена.
– Именно. Если же все проходит как надо, мы подгоняем кран, грузим контейнер и
подключаем питание. Ты сразу начинаешь предстартовую подготовку.
– Так точно.
– А кстати, где твои подруги? Эти, которые на водном мотоцикле?
– Наверное, все еще горючее ищут. В неудачном месте застряли, там до ближайшего
поселка, где можно было бы раздобыть, оказалось километров двадцать по горам.
Надеюсь, они все же двинутся дальше, но сейчас их можно не ждать.
– Главное, чтобы они не выскочили во время всей этой кутерьмы, и не попали под
огонь или еще что не учудили.
– Я недавно пыталась связаться, но у нас только «кенвуды», здесь в долине достают
очень недалеко. В пределах пяти километров их точно нет.
– Ну, что же… – Иван оглядел свою команду, и резким движением включил моторы. –
Двинули!
 
ТимофейДата: Понедельник, 03.04.2017, 17:01 | Сообщение # 190
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Когда лодка миновала последний поворот, и, прыгая на невысокий беспорядочных валах,
вышла на финишную прямую, впереди возникла плотина Та-Санг, заново поразив
воображение своим величественным видом. Наверное, любой Саурон удовлетворился
бы таким надвратным сооружением на пороге своего неприступного злодейского
Мордора. При взгляде снизу уже в дневном свете, серая громада до невозможности
напоминала крепостную стену, которую крошечные пехотинцы с ужасом и
ошеломлением рассматривают в последний момент перед штурмом – поражаясь
собственной храбрости и глупости.
К счастью, в качестве первого этапа предстояло брать приступом не величественное,
уходящее в небеса сооружение, а всего лишь небольшую перегрузочную площадку под
левым берегом, представляющую собой забетонированную трапецию длиной метров в
восемьдесят, продолжающуюся галечной отмелью. Там уже поджидал упомянутый
автокран, отсвечивая свежей красной краской на раздвижной стреле и желтой – на
поворотной рубке. Возможно, кабина водителя тоже могла похвастаться такой же
веселенькой расцветкой, но убедиться в этом не позволяли ржавые металлические
листы, наваренные на нее для защиты. Рядом с машиной маячили несколько фигур.
Вооруженные боевики в камуфляжных куртках приветственно махали руками, встречая
«братьев», везущих атомный гостинец. Сквозь шум воды донеслось дружное:
– Аллаху акбар!..
Джон, поправив неряшливо намотанный на шею и художественно измазанный красным бинт,
негромко сказал Ивану:
– Сначала поговорим. Техник – скорее всего тот, бледный с усами, пакистанец. Бери
его живьем. Остальных валим, но только по моему сигналу.
– Понял, держу этого, – кивнул Иван, у которого на ладони и бедре тоже белели
бинты – причем не на бутафорских ранениях, а на вполне реальных.
Когда до бетонной стенки, выступавшей здесь в роли пирса, осталось метров десять,
Джон тоже поднял руку и крикнул:
– Āllāha kata mahāna! Pariśēṣē āmarā ēṭi tairi![1]
Двое темнолицых бангладешцев быстро затараторили на том же наречии, но их остановил
светлокожий и более рослый боевик – тот самый, которого шпион определил как
пакистанца. Подозрительно прищурившись, он спросил не на урду, который являлся
государственным языком Пакистана, а по-английски – впрочем, этот язык также был
широко распространен в этой стране, особенно, среди образованных людей:
– But why did only one boat remain? And where is Muhammad Farooq?[2]
Джон ответил, тоже перейдя на английский:
– Фарук пал смертью храбрых! Нас подстерегли на границе провинций Шан и Кайя, там
была засада после того, как мы миновали брод на Та Па Ленг.
– Его убили?.. Проклятье! – выругался боевик, сжав кулаки. Похоже, он знал
покойного – судя по всему, тоже специалиста, сопровождавшего ракету на ее
долгом пути из Пакистана. Не дожидаясь, когда тот начнет рассматривать остальных
членов экипажа, Джон поторопился перелезть через борт и шагнуть навстречу:
– Мухаммед сражался как лев, но пуля попала ему прямо в голову. Головной катер
разбили из гранатомета – кажется, это были собаки-карены, враги настоящих мусульман,
лижущие зад рангунскому правительству. Мы перебили кяфиров, но большая часть
братьев приняла шахиду. Мы остались без рации, и третью лодку тоже совершенно
изрешетили, да она уже и не нужна была, нас осталось слишком мало... – шпион
совершенно натурально всхлипнул и утер глаза рукавом. – Выжившие все изранены,
нам нужен врач.
– Что с ракетой? – с тревогой, но без особого сочувствия, уточнил пакистанец. – В
нее не попали?
– Нет, она невредима, слава Аллаху. Братья защищали ее своими телами, меч Аллаха для них
был важнее собственной жизни!


[1]Аллах велик! Мы добрались, наконец. (бенгальск.)

[2]Но почему только осталась одна лодка? И где Мухаммед Фарук? (англ.)
 
ТимофейДата: Понедельник, 03.04.2017, 17:36 | Сообщение # 191
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Это очень хорошо. Будет чем встретить китайских негодяев, – кивнул пакистанец.
– Я – майор Халис Чадри, вы поступаете под мое руководство. Кто ты такой?
– Абул Хуссам из Читтагонга, ябыл проводником по побережью и реке – когда-то сплавлял здесь контрабандный
тиковый лес. А он – Якуп Шишани из охраны, – бирманец кивнул на Ивана, тоже
выбравшегося на пристань и вставшего так, чтобы загородить переодетых девушек,
согнувшихся и опустивших лица пониже, чтобы ненароком не раскрыть маскировку.
– Шишани? Из русских чеченцев? – удивился Чадри. – Далеко же ты забрался.
– По делам халифата пойду хоть на край
света, – браво отрапортовал по-английски Иван, и добавил: – Жаль только, что
жечь будем узкоглазых, а не русских собак! Мояих мама ипал, и труба шатал.
Подтвердив, таким образом, аутентичное знание
русского языка, ожидаемое от любого чеченского воина Аллаха, он кровожадно
оскалился.
– Я бы с большим удовольствием запустил
ее по американским лицемерам, – хмыкнул майор.
 
ТимофейДата: Вторник, 04.04.2017, 13:57 | Сообщение # 192
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Почему? – удивился бирманец. Выглядело
это вполне естественно, но, даже немного зная «Джона», можно было легко увидеть
попытку раскрутить собеседника и потенциального языка на выдачу дополнительной
информации. Судя по всему, опытный разведчик не пропустил продемонстрированную
тем избыточную эмоциональность.
– У вас здесь, на востоке, нет опыта, – мрачно
усмехнулся майор. – Они заслужили все громы небесные и земные, безнаказанно
убивая пакистанцев со своих беспилотников на нашей же территории. Но руководство
Юго-Восточного халифата приказало остановить наступление китайцев, так что
нашей целью станет какой-то из горных проходов в районе Мындинцзе, где они
сейчас сосредоточили танковую дивизию. Ладно, мы помянем погибших братьев
вечером, а сейчас давайте разгружать ракету. Эй вы там, сопляки!.. – крикнул он
испуганно вздрогнувшим японкам, которые сидели на дне лодки тише воды, ниже травы,
стараясь сделать вид, что их вообще нет. – Быстро, поверните лодку кормой к
пирсу и так держите!
Потом он повернулся к крану и махнул
рукой. Двигатель четырехосного грузового шасси завелся, выплюнув струю черного
дыма – видимо, солярка была не особенно качественная. Гидравлика плавно
опустила на землю разлапистые упоры, не позволяющие машине опрокидываться. Боевик-крановщик,
сидевший в поворотной кабине оператора, развернул стрелу на левую сторону,
перпендикулярно оси автокрана, и опустил ее вниз. Длинная телескопическая
стрела, выкрашенная красной краской, нависла над водой и продолжала опускаться,
уйдя даже несколько ниже уровня пристани. Только теперь стало заметно, что
стрела уже перестала быть таковой – все входящие одна в другую секции – подобно
коленам подзорной трубы – были демонтированы, и на месте осталась лишь первая,
самая толстая, закрепленная задним концом на шарнире поворотной кабины крана и
подпертая снизу длинным подъемным гидроцилиндром. Ни тросов, ни концевых блоков
на ее конце не осталось, а когда стрела повернулась торцом к лодке, стало
видно, что ее верхняя часть срезана. По сути, стрела превратилась в желоб, куда
вполне мог поместиться цилиндр транспортно-пускового контейнера крылатой
ракеты. Внутри желоба уже было грубо приварен упор под дно контейнера, а сверху
наблюдались стяжки, долженствующие прочно закрепить его внутри
импровизированной пусковой установки. Крановщик что-то требовательно закричал, непонятно
жестикулируя.          
Амико и Кейко заметались, не зная, что
делать. Ни Джон, ни Иван, стоявшие рядом с тремя другими боевиками на пирсе, не
тронулись с места – понятно, они контролировали противников в полной готовности
наброситься на них, и не могли отвлечься ни на секунду. Но это означало, что
погрузочно-разгрузочные операции оставались на долю девушек, и совета им было
ждать не от кого, нужно было догадаться, что хотят поделать исламисты.  
Первой замысел поняла Алена.
–Тун Тин!.. – крикнула она, привлекая
его внимание, и тоже принялась жестикулировать. Мальчишка понятливо кивнул, и
заторопился вдоль пирса в сторону плотины, вверх по течению, разматывая носовой
швартовный конец. Русалка, тем временем, продолжала по-английски – негромко,
чтобы не расслышали стоящие на пирсе:  
– Кейко, Амико, берите кормовой конец –
и на пирс. Держите корму, чтобы транец упирался в бетон.
Когда японки выполнили команду, Алена перебежала
на нос лодки и отпихнулась ногой от пирса: течение повело нос вниз, развернув
лодку перпендикулярно, пока Тун-тин и девушки не уперлись, не давая ей сдвинуться
дальше. Мальчишке пришлось торопливо замотать носовой конец за кнехт, потому
что руками удержать судно на месте было бы не возможно. Однако теперь все было
готово – лодка уперлась кормой в пирс, сориентировавшись так, что опускающаяся
стрела-желоб своим концом легла точно напротив задней крышки контейнера.
Крановщик снова завопил, но теперь все было ясно и без слов: Алена схватила
небольшой гак, закрепленный на тонком стальном тросе, проходящем внутри желоба
к лебедке, и зацепила за проушину на дне ТПК. Лебедка зажужжала, трос натянулся,
и контейнер медленно пополз по желобу задним концом вперед. Минута, и он
оказался на месте, упершись в ограничитель. Пробежав по приваренному справа от стрелы
монтажному мостику, девушка защелкнула хомуты, удерживающие его на месте, и
показала японкам большой палец. Перегрузка завершилась успешно.
 
ТимофейДата: Вторник, 04.04.2017, 14:27 | Сообщение # 193
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
– Как оригинально придумано с желобом, господин
майор! – заметил Джон с подобострастной улыбочкой, явно намереваясь подлизаться
к Чадри.
– Ничего сложного для опытного
конструктора, – самодовольно пожал плечами пакистанец. – Мне приходилось решать
и более сложные технические задачи.
– Но стрела ведь не может подняться
точно в зенит, правда? – деланно озаботился шпион. – А я нашел в гугле фотографию
пусковой установки – она там стояла вертикально. У нас получится запустить
ракету под наклоном?
Майор лишь презрительно усмехнулся в
усы.
– ...Ох, эти дилетанты! Вы бы хотя бы
посмотрели не на полигонный стенд, а на боевой пятиосный транспортер – пуск
выполняется под углом от 20 до 50 градусов к горизонту.
– Вот как! А я и не подумал!.. – Джон
мелко захихикал, потирая руки и угодливо согнув спину перед техническим гением.
– Ладно, чего от вас и ждать?.. – майор махнул
крановщику, приказывая повернуть стрелу по оси машины и убрать опоры, и начальственно
осмотрелся. – Надеюсь, пульт управления вы не потеряли по дороге?
– Нет-нет, ни в коем случае, господин
майор! – шпион щелкнул каблуками и требовательно махнул переминающимся у лодки девушкам.
– Пульт сюда, живо!..
Кейко подхватилась, схватила из лодки пластиковый чемоданчик и торопливо подбежала. Впрочем, здесь она застыла в
нерешительности, глядя на требовательно протянутую руку пакистанца, и перевела
глаза на молча возвышающегося у того за спиной Ивана. На ее лице живо отразился
вопрос: «Отдавать или нет?» Засельцев незаметно кивнул, и она, успокоившись, с
неожиданно изящным поклоном протянула майору чемоданчик – по-японски, двумя
руками.
Тот принял пульт, одобрительно кивнул, и вдруг прищурился, вглядываясь в лицо
девушки.
 
ТимофейДата: Вторник, 04.04.2017, 15:56 | Сообщение # 194
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Вытянувшаяся
по стойке смирно Кейко немедленно побледнела, над верхней губой выступили
капельки пота.
– Где вы набрали таких симпатичных, стройных юнцов? – вдруг усмехнулся Чадри.
– А, это уйгуры из «Исламского движения Восточного Туркестана», – угодливо сунувшись
вперед, пояснил Джон. – Они и в Сирии, воевали, и в Ираке, и сейчас отстаивают наши
идеалы под черным знаменем пророка по всему миру.
– Эх, молодость!.. Хорошо, что они не попались под пули, – одобрительно заметил пакистанец,
и вдруг рявкнул: – Кругом!
Когда Кейко не слишком умело выполнила команду, но еще не успела сделать шаг, с
чувством похлопал ее по заднице.
– Пришлите-ка мне его вечерком. Обсудим богословские вопросы, хо-хо!..
Шлепок  и похотливый смешок майора вызвали на лицеМаэми настоящую бурю выражений – хорошо, что она уже повернулась спиной: испуганная
бледность мгновенно сменилась краской стыда, затем в глазах вспыхнула настоящая
ярость. Тонике пальцы намертво стиснули автомат – казалось, она сейчас повернется,
и полоснет наглеца очередью. Только быстрый предостерегающий жест Акеми, незаметно
качнувшей головой из стороны в сторону, остановил ее. Вернувшись к подруге,
Кейко повернулась и встала рядом с ней, прошипев уголком рта по-японски:
– Бака!.. Тика!.. Хентай!..[1] Ядумала, хоть в парня переоденусь, чтобы не хватали за попу, и что?!..
– М-м-м, кажется, я читала, что на Ближнем Востоке, в Афганистане и Пакистане нравы
в этом отношении довольно свободные. Бойз рабу.[2] Мнеказалось, что таким матерым яойщицам, как ты, это должно понравиться.
– Тьфу, но я же сама не собиралась участвовать!!! – подавилась Кейко. – И вообще
мне больше нравился сёнен-ай, а не яой, не надо напраслину возводить!..
– Ты прекрасно подходишь на роль утонченного, романтического юноши. Редкий шанс
попробовать роль укэ[3], –добила ее подруга,
– Пусть только попробует, я ему башку снесу!..
– И я тебе помогу, – согласилась Амико, зло усмехнувшись уголком рта. – Впрочем,
будь мы в женской одежде, ничего бы не изменилось, было бы все то же самое: насилие
и похоть. Старые, богатые и обладающие властью делают все, что хотят с юными,
беспомощными и бедными.
– Вот это точно! – все еще кипя, согласилась Кейко. – Как же они достали, маттаку!..
– От этой патологии лучше всего помогают свинцовые пилюли. Хорошо, что в наших
руках «доктор Калашников».
– А ведь этими паковскими засранцами у нас еще хотели улучшать генофонд!..
– Идиотская была идея.


[1]Идиот! Насильник! Извращенец! (яп.)

[2]«Любовь мальчиков» или яой (яп.) – жанр манги и аниме, изображающий
гомосексуальные отношения между мужчинами.

[3]Пассивный партнер-гомосексуалист (яп).
 
ТимофейДата: Вторник, 04.04.2017, 17:14 | Сообщение # 195
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5030
Статус: Отсутствует
Пока японки незаметно выражали свое возмущение, импровизированная ракетная установка
была уже готова тронуться с места.
– Какие будут дальнейшие указания, господин майор? – обратился к пакистанцу Джон.
– Нам надо забрать оружие из лодки.
– Тащите, только быстрее, – тот рассеянно махнул рукой и занялся пультом
управления, положив его на платформу. Шпион что-то крикнул Тун Тину
по-бирмански, и мальчишка быстро вернул полегчавшую лодку в исходное положение
у пирса, вытащил оттуда гранатомет и пулемет и, пыхтя, поволок по бетону к
автокрану. Иван принял у него ПК и сумку с двумя запасными коробками, небрежно
забросив их за спину. Гранатомет мальчишка оставил себе, довольно сверкнув
белыми зубами.
Машина медленно тронулась с места, направившись в сторону недалекой плотины, стеной
возвышающейся над головами. Водитель осторожно завел машину на металлическую платформу
подъемника, закрепленную между решетчатых ферм в том месте, где бетонное тело
плотины смыкалось с выщербленными взрывами еще при строительстве диабазовыми береговыми
скалами. Выбравшийся из своей будки крановщик – рослый темнокожий бенгалец в
чалме – потянулся, разминая плечи, нажал кнопку на силовом щитке. Платформа с
гулом поехала наверх. Мимо поползли трещиноватые, покрытые лишайниками скалы.
Буйные тропические лианы уже начали заплетать несущие фермы зеленым пологом, напоминая
какую-то вытянутую по высоте беседку и не позволяя рассмотреть то, что происходило
на платформе, ни сверху, с гребня плотины, ни с расположенных неподалеку технологических
мостков, на которых происходила ночная перестрелка.
Все – и встречающие, и новоприбывшие – собрались возле водительской кабины. Крановщик достал
сигареты, предложив и Джону с Иваном. Водитель открыл дверцу и тоже закурил,
выпуская дым наружу и слушая, что говорит майор.
 
FMP Форум » Разное » Творчество » Несчастный рейс » Текст
Страница 13 из 14«1211121314»
Поиск:

Конструктор сайтов - uCoz