FMP
Wrld


На борту крейсерской яхты "Ecstasea" - Страница 2 - FMP Форум
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Модератор форума: Melissa, optemus, Тимофей, Beltran  
FMP Форум » Ролевая по FMP » Прочее » На борту крейсерской яхты "Ecstasea" (Роскошная яхта, переоборудованная в боевой корабль)
На борту крейсерской яхты "Ecstasea"
MelissaДата: Среда, 18.06.2008, 21:18 | Сообщение # 16
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 2165
Статус: Отсутствует
Несчастная Рен изо всех сил сжалась, инстинктивно пытаясь вырываться, насколько это позволяло её положение.
Если бы у неё был выбор, она предпочла бы смерть этому позору, этому ужасу, но её мучители были для этого слишком жестоки.
Ей ничего не оставалось, кроме как, зажмурившись, просто чтобы не видеть происходящего, продолжить безуспешно извиваться в попытках сбросить с себя чьи-то опротивевшие грубые руки, едва сдерживаясь, чтобы не закричать.


В этом мире нет случайностей - есть только неизбежность.
(с) Юко Ичихара
 
MisterBakaДата: Пятница, 20.06.2008, 13:47 | Сообщение # 17
Бонта-прототип!
Группа: Администраторы
Сообщений: 5122
Статус: Отсутствует
- ВИВА ФИДЕЛЬ!!! - раздалось вдруг из коридора, а следом послышались глухие шлепки, сопровожавшиеся тестяным прихлюпыванием. У Капайеры вмиг возникло нехорошее предчувствие. Отстранившись, с большой, надо сказать, неохотой, от Рен, он судорожно принялся натягивать брюки.
- Ой, нет, только не...
- Аааааа!!! На корабле восста!.. - громоподобно заорал вваливающийся в помещение Хосе Крочес, источавший вокруг ароматы алкоголя. Из-за спины у него выглядывал совершенно окосевший матрос-уголовник. В дверном проеме виднелись подрагивавшие ноги одного из давешних часовых, расположившегося на полу. Хосе прервался но полуслове, увидев пойманного, в прямом смылсе, без штанов на горячем Капайеру.
- Диего?! И ты?! И ты?!!
- Э Хосе, слушай... - побледневший Капайера все пытался застегнуть ремень непослушными руками.
- Уууууу!!!! - с налитыми кровью глазами Крочес рванулся на вскочившего Капайеру. Он действительно по-бычьи сшиб несчастного с ног, заставив свалиться рядом с Рен. При этом из кармана Капайеры вылетел бриллиант, упавший к ногам наблюдавшего за корридой Босяка.
- Ах ты *** - Хосе уже оседлал упавшего Диего и заносил пудовый кулак.
- ШАААААА!!! - ударил по ушам пропитой голос. Хосе и Диего дрогнули и обратили лица к Босяку.
Тот стоял перед ними, держа в руке драгоценный камень.
- Слышь, Диего, откуда у тя камешек нашего Шефа? - прокурорским тоном задал он вопрос. Казалось, пьяница протрезвел в один миг.
- Э... Э, хе-хе... - Капайера смутился.
- Ну?! - тряхнул его Хосе.
- Э, он был в вещах одной из этих вот девушек...
- Шшшшшшштооооо?! - оскалился в железнозубой ухмылке Босяк. - Ты че мне тут гонишь?!
- Мамой клянусь, он был в их вещах. Я когда шмонал, нашел!
- И чо он у них делает, ты не думал?! - скорчил препротивнейшую рожу Босяк.
- Да... Это... Я подумал, какая разница...
- Ты хоть спросил, долбо... - Босяк обернулся к распятым. - Это... Слухайте, биксы, откуда у вас нашего шефа вещь, а? Ща ведь шкифы выну, если не скажете... - последняя фраза хоть и прозвучала тихо и непонятно, была полна явной и почти физически ощутимой угрозы.
- Да что ты делаешь, дубина русская?! Разве так разговаривают с дамами?! - возмутился Хосе. Он отпустил Капайеру и поднялся. - Мучачос, мы просим прощения за неудобства - это все наш капитан. Но не будете ли вы любезны сказать, откуда у вас эта драгоценность? А ты - лежать! - он пнул дернувшегося было подняться Капайеру. - Ухм, дело в том, что этот камень, называемый Сердцем, принадлежит - принадлежал - нашему с Николаем - он указал на Босяка. - И вот этим вот похотливым хихо де пута - последовал несильный пинок в бок Капайеры. - Нашему с ними непосредственному, э, начальнику. Пока тот не исчез с горизонта. Мы волнуемся, поэтому скажите - откуда у вас его любимая вещь? Сразу говорю - про "купили" или "нашли" вообще не надо. Босс очень ценил этот камень. Сэм не отдал бы его вот так запросто. Ну-с, я жду ответа, мучачос!


Сообщение отредактировал MisterBaka - Пятница, 20.06.2008, 13:50
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 21:57 | Сообщение # 18
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Не успела смущенная Рен ответить, как с креста раздался голос Юй Фан:
– Ваш начальник подарил его мне. Она ничего не знает об этом.
Налитые алкоголем глаза странных моряков остановились на китаянке, но не успели они переключиться на новый объект, как в вестибюле раздался топот. В распахнутую дверь вошли капитан и помощник, за ними следовали несколько вооруженных матросов. Капитан Виллабросса успел немного приодеться, сменив мундир на черный испанский костюм с белоснежным кружевным жабо и манжетами. Не хватало только шляпы с перьями и шпаги. Впрочем, ее заменял тонкий стек.
– Так-так-так, - сузив глаза, проговорил он. – Кажется, не все члены команды считают мои приказы обязательными? Вы забыли, кто на борту является первым после Бога? И единственным, имеющим право решать, как обращаться с гостями? Придется вам напомнить. Взять их! Посадите в карцер… а, дьявол, в карцере рыбаки. Тогда заприте в каюте рядом с ними. Разберемся с мятежом и неповиновением попозже, сейчас у нас есть другие, более важные дела.
Дюжие матросы подхватили троих ослушников под руки и моментально вытащили наружу. За вестибюлем, посреди которого находилась широкая винтовая лестница, по которой провели пленниц с верхней палубы, по диаметральной плоскости к носу шел коридор. По его сторонам находились несколько дверей бывших гостевых кают. В одной из них, не переоборудованной еще для насущных амальгамовских нужд, сейчас находились двое школьников, не успевших еще перевести дух, следующая дверь была уже железной: там были распиханы по отсекам-шкафам рыбаки. Поэтому провинившихся затолкали в последнюю каюту с правой стороны – за ней, в тамбуре, находилась узкая лестница вниз, в машинное отделение и вверх, а потом начинался просторный отсек с бассейном, тропическим садом по его бортам и исходящими паром римскими термами в торце.
– Прошу извинить за моих невоспитанных подчиненных, милые донны. Невежливо с моей стороны было заставлять вас ждать в их обществе. Вваливаться к дамам в нетрезвом виде – фу! Это неуважение. Хотя, безусловно, женщины должны знать свое место. Насколько я знаю, в Японии они слишком близко к сердцу восприняли западные идеи о равноправии и прочей ерунде. Где-то я даже слышал, как говорят японцы: «Что уж в Японии стало крепче после войны, так это женщины и чулки». Мне лично это не нравится: женщина должна быть в первую очередь покорной. А что мы видим? Две из трех молодых леди горазды драться, ругаться и брыкаться. Только одна отвечает моему идеалу…
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 21:58 | Сообщение # 19
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
– Вы не правы, капитан-сан, – неожиданно прервала его слегка дрожащим, но решительным голосом Микихара Рён. – Любой человек должен бороться с несправедливостью. И неужели вы считаете себя правым? Ведь вы потакаете низким инстинктам, лишь прикрываясь приказами сверху. Вы считаете, что воздаяния по справедливости не существует?
– Безусловно так, моя маленькая, но безрассудно отважная донна, – вкрадчиво заговорил капитан. – Конечно, ее не существует. И я совершенно не понимаю, чего вы хотели добиться этими обидными словами. Ваши подруги, к примеру, действовали куда более практично: пытались разозлить меня, надеясь, отвлечь мое внимание от вас. Но чего хотите добиться вы? Устыдить меня? Спасти мою душу? Напрасно, я не просил вас об этом. Вам впору было бы подумать о собственном спасении. Спасении души, я имею в виду, поскольку ваше физическое тело, моя невинная, и от этого еще более соблазнительная донна, полностью находится в моей власти. Вы понимаете?
Капитан поправил кружевное жабо, поставил на столик бокал с красным вином, и приблизился к Рен расчетливо медленными шагами. По губам его змеилась плотоядная усмешка. Приблизившись, он заглянул ей в глаза, собираясь насладиться ее страхом и отчаянием.
Но он не нашел, того, что искал. В глазах беспомощной распростертой перед ним обнаженной девушки не было страха или ненависти. Лишь печаль и, быть может, это была… жалость?
Виллабросса помолчал. Потом раздраженно скрипнул зубами. Его ноздри раздувались – он, кажется . стремительно переходил от простого раздражения к холодной ярости.
– Нет, мне решительно не нравится этот взгляд. Жалеть меня?! Пусть лучше вас кто-нибудь пожалеет! – он хлестнул ее по щеке тонким стеком. Рен невольно вскрикнула, пытаясь отшатнуться, но смогла лишь отвернуть голову.
Капитан опустился на колено и схватив за подбородок холеными пальцами, повернул ее лицо к себе и прошипел:
– Ты пожалеешь о своих словах и прямо сейчас! Высшая справедливость? Правосудие?! Думаете, вам кто-нибудь поможет? Кто?! Кто пошевелит пальцем ради каких-то маленьких сопливок? Господь Бог? ООН? Полиция? Рыцари справедливости?
Он бросил стек и щелкнул навахой. Холодное лезвие скользнуло по щеке Рен, погладило тонкое напряженное горло.
– Никто!!! Вы никому не нужны. И я сделаю так, что вы исчезнете бесследно. После того, как я с вами наиграюсь. Я сделаю все, что подскажет мне мое богатое воображение, и никто и никогда не вспомнит о вас… – его слова прервал приглушенный вскрик за дверью со стороны вестибюля.
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 22:03 | Сообщение # 20
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Раздался звук падения тела, топот тяжелых ботинок по ступеням. Потом быстрые глухие звуки – туп-туп-туп-туп. И новый крик. Где-то в отдалении громыхнул выстрел. В ответ оглушительно рванула ручная граната. Потом еще одна.
Дверь слетела с петель от мощного удара, и в проеме появились сразу три темные фигуры. Обтягивающие комбинезоны, бронежилеты и круглые каски с забралами. Три автомата с толстыми длинными стволами.
Те полсекунды, пока разбитые филенки двери еще падали на палубу, на лицах Виллаброссы и Фергюссона удивление сменял ужас. Потом все покатилось стремительно. Неразумный матрос в берете с помпоном, зацарапал ногтями крышку кобуры на боку, капитан поднял руку с навахой – не угрожая, не пытаясь прикрыться заложницей, а всего лишь в неловком отвращающем жесте. Фергюссон повернулся и попытался нырнуть за спину распятой на кресте Юй Фан.
Но никто из них не успел.
Ворвавшиеся незнакомцы отреагировали на угрозу мгновенно: три толстых ствола дернулись одновременно. Ни вспышек, ни оглушительных раскатов выстрелов – только тупые приглушенные хлопки.
Три семнадцатиграммовые пули поразили в груди Виллаброссу, отбросив его от Рен, получивший четыре попадания матрос рухнул навзничь, а Фергюссон на лету поймал две пули, грохнулся, перекатился, в муке разинул рот, пытаясь что-то крикнуть, но оттуда хлынула только кровь. Новые удары покатили его по полу, пока он не врезался в подножие креста. Где и затих.
Атакующие не задержались ни на секунду и трое мгновенно оказались в салоне, осматриваясь по углам и держа наготове оружие. Из диаметрального коридора за вестибюлем и лестницей наверх доносился быстрый деловитый топот и стук дверей. Потом протарахтели несколько приглушенных очередей, что-то опять гулко громыхнуло.
Первый из штурмующих остановился рядом с привязанной Рен, пнул ботинком распростертое ничком тело капитана, так что тот перевернулся и уставился стекленеющими глазами в подволок. Его товарищ быстро оттащил за ноги тушу Фергюссона подальше от креста, проверил матроса. Глухо щелкнул еще один выстрел – на всякий случай.
Откинув забрало титанового шлема, первый мужчина всмотрелся в Рен, бросил быстрый взгляд на Хеби, и задержал глаза, поймав бестрепетный взгляд Юй Фан. Потом быстро заговорил, хотя микрофона у рта не было: видимо, использовались ларингофоны. Девушки не поняли ни слова, хотя это быль самый обыкновенный русский язык:
– Каштан, я Кедр. Помещение Д, три девушки у нас. Теплые. Пять мест холодного груза.
Прислушавшись, он переспросил:
– Клен, повтори – двое подростков, один седой? Семеро мужчин-японцев. Еще трое пленных в морской форме. Все теплые, так? Отлично, дело сделано. Остальных мочите. Каштан, слышишь меня? Бабушка приехала. Повторяю, бабушка приехала!
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 22:04 | Сообщение # 21
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Тем временем его напарники, стремительно заглянув за драпировки и убедившись, что больше никого в помещении нет. Вернулись и сделав одинаковые жесты – большие пальцы вверх – выпрямились и слегка расслабились.
Высокий парень поднял бронированное забрало, обнажив вполне симпатичное лицо с европейскими чертами и карими глазами, взял со столика маленький ключик и подошел к Юй Фан. Сочувственно покривившись, он расстегнул оковы сначала на ногах, потом на руках, и, осторожно поддержав девушку, усадил ее на пол.
– Ю окей? Э-э, андерстэнд ми, мисс? – спросил он по-английски с непривычным, хотя и не слишком заметным акцентом. Та кивнула, растирая онемевшие запястья. Боец вынул из кармана черной капроновой разгрузки коробочку аптечки и занялся ее ранами. Пшикнув на порез на бедре из баллончика, он залепил его толстым пластырем с тампоном и осторожно отер запекшиеся ссадины на щеке стерильной марлевой салфеткой.
Его напарник снял с соседнего креста Хеби, а командир освободил Рён. Покачав головой, он провел пальцем вдоль красного следа у нее на лице и сердито откинул в сторону валяющийся под ногами стек. В наушниках под каской-сферой у него снова запищал комариный голосок, и он выпрямился:
- Что? Машинное отделение?.. – палуба под ногами неожиданно вздрогнула от двойного взрыва, и мерный гул двигателей прервался. Плафоны мигнули, погасли и засветились через пару секунд куда более слабо. Командир шагнул было к дверям и приготовил оружие, но остановился и снова прислушался к неразборчивым радиоголосам:
– Повтори, Бук, не понял! Машинное отделение чистое? Дизеля подорвали? И Кличкина ранили? А куда ты, на хрен, смотрел, Петров? Не ожидал от тебя. Ладно, зачистите, и дальше. Остался только носовой командный кубрик. Помоги там Ваське.
Клен, слышу тебя. По-русски? Кто говорит? Пленный, седой парень-японец? Говорю же, девчонки здесь, все целы. Ну, практически. Хотя мы вовремя свалились. Веди их сюда… он ранен? Ладно, сейчас мы к вам.
Обернувшись к девушкам, он громко сказал:
- Эй, ледиз. Ви вилл мув то ёр френдз. Стенд ап… Андрюша, я в вестибюле видел шелковые занавески. Хотя зрелище глаз и ласкает, пойди-ка, оборви три штучки. Пусть девчонки прикроются. И так, видно, натерпелись.
Пока высокий парень кромсал длинной финкой скользкий шелк в вестибюле, перешагивая через тела убитых матросов, командир что-то переключил и доложил по рации:
– Каштан, слышишь меня? Три девушки, но все – японки. Симпатичные. Да, две с длинными черными волосами. Точно нет. Понял тебя, чистим кубрик и ждем.
Вернувшийся боец прикрыл плечи девушек, ошеломленных и еще не верящих до конца в спасение, кусками ткани и, оглянувшись на пентаграмму, кресты с бессильно повисшими оковами и подплывающие кровью трупы, сплюнул:
– Это же надо быть такими уродами.
– Точно, – поддержал его третий спецназовец, постарше и с черными усами. – Девчонки ведь, школьницы. И как рука поднялась.
Поглядывая в сторону вестибюля, откуда еще доносилась приглушенная стрельба, высокий парень ответил:
– Как писал один умный человек, красивые женщины обладают даром превращать мужчин в свиней. Как Цирцея с острова Эа. Если ты внутри – животное, то одна дорога, вниз, к скотству. И только у настоящего мужчины, сильного, смелого и доброго, есть шанс подняться вверх. К богине.
– Романтик ты, Андрюшка. Кто же говорил-то?
– Ефремов. Иван Антонович.
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 22:14 | Сообщение # 22
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Когда завернувшиеся в занавески пленницы, наконец, смогли подняться на дрожащие ноги, спецназовцы быстро провели их по коридорчику с приоткрытыми дверями кают, через тамбур, где из лестнички в машинное отделение курился едкий тротиловый дымок. Они оказались в просторном помещении бассейна. Ароматный пар плавал над широкими листьями пальм, в дальнем конце негромко шумела вода теплых водопадов и роскошных джакузи. Под ногами, у бортика, в голубой воде плавал вниз лицом труп в матросской форме.
Бледный Хаяшимицзу уже лежал на роскошном надувном матрасе, а Синдзи наклонился над ним. Поглядывая в противоположный конец зала, спецназовец в черном неопреновом комбинезоне и с бесшумным автоматом под мышкой оделял японских рыбаков, усевшихся в кружок, сигаретами из белой пачки с надписью «Ява». Еще двое бдительно стерегли троих скованных наручниками пленных в матросской форме. Старых знакомцев.
Рен бросилась вперед и упала на колени рядом с матрацем, встреченная слабой улыбкой. Хеби с размаху кинулась на грудь к Синдзи, на глазах которого блестели счастливые слезы, и вцепилась так, словно никогда в жизни больше не собиралась отпускать. Он ткнулся носом ей в макушку и что-то зашептал.
Из приоткрытой двери в противоположном конце бассейна донеслось несколько приглушенных выстрелов, потом громкий уверенный голос:
– Ассхолез, мазафакерс, суррендер иммидиатели! Ор ви вилл килл ю алл. Каунт ту файв, зен кэтч э гренейд! Вашу мать.
Действительно, не прошло и пяти секунд, как там гулко забухало, затарахтело. И быстро стихло. Из двери появилась плечистая фигура в черном. Спецназовец показал большой палец и скрылся.
Командир, выслушав еще несколько докладов по радио, кивнул, вышел на середину и поднял руку:
– Внимание всех, кто понимает по-английски. Капитан Веревкин, вооруженные силы Союза советских солидарных республик. Мой отряд получил приказ захватить судно и освободить всех захваченных вчера на траулере японцев. Мы доставим вас в безопасное место, поэтому прошу не мешать нам, а по возможности – сотрудничать. Хотя в данный момент у вас нет другого выбора, мне приказано передать, что это не похищение и не захват, а приглашение. В гости. Всем понятно?
Хаяшимидзу попытался сесть и спросил едва слышно:
– Как вы узнали, что нас захватили в плен? Следили за нами? Или за амальгамовцами?
Капитан Веревкин неожиданно улыбнулся:
– Извини, парень, сказать не могу. Но ты и сам можешь догадаться. Ладно. Как погляжу, вы согласны. Тогда, посидите пока здесь… Эй, подружка, ты чего?
Юй Фан, не говоря ни слова, подошла к скованным морякам и врезала тому, который был в офицерской форме, между ног. Хотя нога была босая, черноволосый красавчик вытаращил глаза, икнул и скрючился от невыносимой боли. Китаянка запахнула полупрозрачную шелковую занавеску, не очень-то скрывавшую соблазнительные очертания, и неторопливо вернулась на место.
Высокий спецназовец по имени Андрей, который снимал ее с креста, сначала поднял брови, потом, похоже, понял, в чем дело. Сочувственно покачал головой и красноречивым жестом предложил ей финку. Но Юй Фан лишь молча поклонилась и спокойно села на бортик бассейна.
Капитан, тоже наблюдавший за инцидентом, хмыкнул:
– Кажется, я вас понимаю, девушки. Но прошу пока воздержаться. С уродами мы поговорим попозже.
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 22:15 | Сообщение # 23
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
С этими словами он ушел.
Примерно через полчаса спецназовец Андрей выслушал приказ по радио и громко сказал:
– Дамы и господа, давайте переместимся наверх. Поближе к вертолетной площадке. Раненого донесете или помочь?
Поднявшись по паре роскошных лестниц, бывшие пленники оказались в застекленном с трех сторон салоне. Свет был выключен, и за панорамными окнами снаружи расстилалась ночная морская гладь. Ветер прогнал тучи еще вчера и утих, теперь наверху перемигивались крупные звезды. Мирно и едва слышно гудели двигатели невидимого среди них реактивного самолета. Яхта плавно покачивалась в дрейфе на ровной океанской волне.
Палубой выше что-то громыхнуло, раздались голоса. Потом справа по борту сверху свалилось серебристое округлое тело. Сброшенный легкий вертолет с хрустом ударился о фальшборт нижней палубы, перевалился за борт и с шумным всплеском исчез. Спустились потирающие руки русские спецназовцы и остановились перекурить.
Один поднял голову:
– Ого! Гляньте, что это там?
Действительно, чуть ниже мерцающей полосы Млечного пути одна из необычно крупных звезд вдруг прямо на глазах распустила четкий сверкающий хвостик и едва заметно поползла по небосводу. Через минуту градусах в тридцати появилась вторая такая же.
Невысокий жилистый боец сдвинул стеклянную дверь, и в салон ворвался холодный соленый воздух.
– Эй, Андрюха, выгляни. Ты же на астронома учился, так? Что творится в обозримых небесах?
Рослый парень вынул небольшой бинокль и пристально всмотрелся.
– На сто процентов не скажу, но создается такое впечатление, что парочка «Скифов» переходит на орбиту повыше.
– За каким хреном?
– А как в сказке говорилось: «Красная Шапочка, это чтобы лучше видеть тебя».
– Боюсь даже подумать, но не кажется ли вам, господа мушкетеры?..
Они помолчали. Кто-то глухо кашлянул и мрачно пробормотал:
– Что на наши скромные задницы надвигается что-то крупнокалиберное, толстое и с резьбой? Очень даже возможно.
– Но ведь если уж в кого наш мирный космос и целится, то не по нам же?
– Ясный пень. По тем, кто чешет сюда на всех парах.
– Блядская сила.
Через фальшборт стрельнула искра окурка.
– Понятно было, что дело нечисто. Но не настолько же.
– Блин, девочки симпатичные, конечно, но не может же из-за них…
– А из-за кого? За кого на инструктаже адмирал обещал яйца оторвать, если не убережем?
Сверху спустился командир. Вынул из подсумка очки ночного видения и всмотрелся по правому траверзу.
– Что там, Александр Иванович?
– Подводники уже близко. Передают, что их Карлсон сейчас пройдет.
Из предутренних сумерек проявилось негромкое, но густое шмелиное жужжание, и, на маленькой высоте, не выше мачты, действительно появилось шарообразное толстенькое тельце. Двухвинтовой беспилотный шарик метрового диаметра, не торопясь, прошел совсем рядом, блеснув линзой телекамеры. Спецназовцы помахали ему руками:
– Привет подплаву!
Линза дважды блинкнула в ответ, словно подмигнула. Но буквально через минуту шарик вдруг загудел тоном выше и, набирая скорость, ушел в южном направлении.
Капитан Веревкин выслушал радиосообщение и помрачнел.
– Хреново дело. Моряки просигналили, что у нас гости. Связь прервали. Видно, нырнули.
Напряженное ожидание прервалось через несколько минут резким выкриком:
– На пять часов!..
Но можно было и не кричать: вспышки подсветили яхту так, что силуэты стоящих у фальшборта обрисовались отчетливо, словно на киноэкране. Потом пришел строенный грохот, от которого дрогнули толстые стекла салона.
Вырвавшиеся из-под воды километрах в десяти от яхты три огненные кометы, разворачивая дымные хвосты, по крутой дуге ушли к южному горизонту и там погасли.
– Сила, – с уважением произнес кто-то из спецназовцев.
– То ли «Водопад», то ли «Ветер», если не ошибаюсь. Интересно, попали?
– Как ни крути, подводникам теперь не до нас. Блин.
– Спокойно. Не ссать, – поднял руку Веревкин. – Вышли на связь летчики. Минут через двадцать будут здесь. Как раз солнце взойдет. Тащите наверх трап, Ка-32 на такую площадку не сядет.
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 22:16 | Сообщение # 24
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Появившийся на фоне разворачивающейся оранжевым занавесом зари двухвинтовой вертолет оказался почему-то вовсе не военно-морского шарового цвета, а белый с синей полосой.
Хаяшимицзу, которого закутали в одеяло и вынесли наверх, в удивлении расширил глаза:
– Удивительное дело.
Синдзи, который стоял рядом, крепко держа руку Хеби, облаченной, как и остальные девушки, в мешковатый рабочий комбинезон из боцманской каптерки со следами сурика, оглянулся на него:
– А что такое, сенпай?
– Если меня не обманывают глаза, на его борту надпись: РАН. Что означает: вовсе не военно-морской флот, а – Российская Академия Наук.
– Какая разница? Только бы убраться отсюда поскорее, – пробурчала Хеби.
Хаяшимицзу и интересом посмотрел на нее:
– Прошу прощения, не знаю твоего имени…
– Ай.
– Ай?
– Накахара Ай.
– Прекрасное имя. И символичное. «Любовь».
Хеби зыркнула на него, проверяя, не дразнится ли этот странный хладнокровный парень. И слегка зарделась. Синхронно с Синдзи.
– Неужели, милая Ай, ты так доверяешь этим людям, которые не далее чем пару часов назад на наших глазах выкосили тридцать или сорок человек?
Девушка с прекрасным и символическим именем фыркнула, впрочем, не очень сердито:
– Смеетесь, что ли? Когда они вломились, я уверовала. Увижу церковь, пойду свечку поставлю. А уродам туда и дорога.
– Да уж. Они выглядят неплохими людьми, – поддержал ее Синдзи.
Тихо стоящая рядом Юй Фан негромко проговорила:
– Они не относятся к нам ни как к добыче, ни, тем более, как к врагам. Ни враждебности, ни подозрительности, ни похоти. Я чувствую только интерес и сочувствие.
Хаяшимицзу вздохнул.
– Мне и самому хочется в это верить. Кстати, откуда русские узнали, что мы попали на борт траулера, а потом и на «Extasea»? И, если подумать, каким образом они здесь оказались… Кстати, каким?
Юй Фан молча указала в сторону кормы. На палубе лежали несколько куч темной тонкой ткани.
– Парашюты? Нужно обладать незаурядным мастерством. Хотя современные управляемые крылья позволяют приземляться в кружок диаметром десять сантиметров… Но все равно, с оружием, в бронежилетах. А если бы они промахнулись?
– У левого борта – надувная лодка, – ответила Юй Фан. – Парашютов шесть, их двенадцать, плюс еще двое. Прыгали тандемами, а лодка страховала поодаль.
– Ах, вот как. У вас наметанный глаз, Юй Фан. Задействованные силы действительно поражают воображение. Высокопрофессиональный спецназ, атомные подводные лодки. Вы видели спутники?
Юй Фан кивнула и вытянула руку вверх. Там, в бездонной синеве, разворачивались несколько широких инверсионных следов. Выписывающих нечто, похожее на исполинскую восьмерку.
– Плюс дальние перехватчики.
– И противолодочник, – добавил молча слушавшй в сторонке помощник капитана траулера, Ямада Тосиюки. – Четырехмоторный, побольше Ориона. С полчаса назад прошел с зюйда. Как они у русских называются, «Беар», что ли?
– Вообще, удивительно, насколько решительно они действовали: ведь русские подводные лодки, не задумываясь ни на секунду, жахнули ракето-торпедами по какой-то цели, – задумчиво добавил Синдзи. – Я уже видел такое, в Рождество, через иллюминатор Пацифик Хризалис. Тогда стреляла подводная лодка Митрила по боевым кораблям Амальгам – тоже, наверное, субмаринам. Надо думать, что они и в этот раз появились. Но им снова не повезло.
– Вот именно, – сказал Хаяшимицзу. – И все это – ради нас? Мне как-то не по себе.
– Однако же распинать нас они пока не собираются. Мне и этого хватит, – подытожила Хеби.
 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 22:19 | Сообщение # 25
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Ка-32 завис над краем слишком маленькой для него вертолетной площадки и спецназовцы вшестером подняли на руках длинный трап, который обычно спускали с борта вниз, к шлюпкам. Его конец в широком проеме сдвижной двери придержал мужчина в неопреновом комбинезоне, но без оружия – видимо, эти странные гражданские вертолетчики готовились в случае нужды вынимать людей из воды, и приготовили спасателей заранее. Держась за перильца трапа, первыми перебрались девушки, потом рыбаки перетащили Хаяшимицзу и Синдзи. За ними последовали лишь четверо спецназовцев: знакомый уже высокий Андрей, поддерживающий хромающего коренастого крепыша с забинтованной ногой и еще двое.
Трап ушел вниз, вертолет накренился, резво заложил вираж и устремился на северо-восток. Спасатель в неопрене задвинул дверцу, погладил щетинку усов пшеничного цвета, дружелюбно улыбнулся и прокричал:
– Привет! Давненько мы таких красавиц не возили! Будем знакомы, меня зовут Женя! Крюков!
– А вы откуда, славяне?! – наклонился к нему поближе Андрей.
– С «Келдыша»! Работали в море Флорес, по гидрологии, возвращаемся из рейса. Во Владик! И вдруг ночью нас как погнали на запад. Хватай мешки, вокзал отходит! Что тут у вас за ерунда? И что это за японцы? И японочки?
– Государственная тайна, друг! Извини! Далеко еще до корабля?
– До судна. Мы же гражданские! Миль сто двадцать! Чуть меньше часа лету. Ладно, расспрашивать не стану, раз не положено. Но почему над нами истребители ходят?
– Не поверишь, сам без понятия!
– Ваши там еще остались, на яхте?
– Подводники обещали забрать.

Не прошло и часа, как впереди на бесконечной зеленоватой глади замаячил белый силуэт корабля. Пилот уже начал потихоньку отодвигать ручку управления двигателями от себя, когда второй толкнул его в плечо. По направлению его пальца в голубом небе быстро увеличивались две точки.
Палубные двухкилевые перехватчики с разложенными крыльями быстро увеличивались в размерах.
– Томкэты! Американские, мать их за ногу! Только их тут не хватало! - прокричал пилот. Низкоскоростной вертолет над пустынным и ровным океаном не имел ни единого шанса ни оторваться, ни укрыться от этих гончих, развивающих два с четвертью маха, вооруженных дальнобойными ракетами и шестиствольными пушками.
– На нас идут! Это атака! Берегись…
В этот момент вертолет резко встряхнуло: почти перед самым его носом сверху промелькнули две серые молнии. Перед расширившимися глазами мгновенно взмокшего пилота возникли широченные сопла турбореактивных двигателей, широко разнесенные кили и резко скошенные назад стреловидные крылья с алыми звездами. Пара МиГ-31 обрушилась с высоты, и, ни на секунду не задумываясь, дала по газам и пошла в лоб заходящим на вертолет американцам. Дело было не в тактическом маневрировании: и те и другие могли сбить друг друга дальнобойными ракетами с дистанции более ста километров. Но приказа открыть огонь пока не было и пилоты меряли, у кого крепче нервы.
Миг-31 был почти в два раза больше и тяжелее, и существенно более быстрым. Глядя на стремительно разрастающиеся силуэты, американцы решили, что игра не стоит свеч и отвалили первыми. МиГи немного проводили их и снова полезли на высоту, где их поджидали еще две пары. Хотя патрулировать им оставалось не так уж долго: топливо подходило к половине, а до своих берегов было еще лететь и лететь.

 
ТимофейДата: Среда, 02.07.2008, 22:20 | Сообщение # 26
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
– Ух, чуть в штаны не навалил, – пожаловался первый пилот второму, зависая над концентрическими кругами вертолетной площадки на палубе «Мстислава Келдыша». – Что мерикосы, что наши, будто с цепи сорвались. Какого хрена, спрашивается?
– Кстати, курс у нас странный. Мы же вроде бы к Сангарскому проливу шли. А теперь на норд-ост смотрим носом. И газует наш старичок, ты только глянь! Изо всех сил.
Раненого спецназовца и Хаяшимицзу быстро унесли в лазарет моряки в гражданской одежде, а сбитых с толку японцев встретил бодрый старпом:
– Добро пожаловать на борт! Посидите здесь, возле ангара, немножко, мы сейчас потеснимся и освободим вам пару кают. Извиняйте, дорогие гости, у нас и так полно народа сверх лимита. Пока, если не побрезгуете, вот пара ящиков пива. В Маниле купили, черт его знает, кто варил, так что не судите строго. Крюков, развлеки гостей, а я пошел.
Так и получилось, что гости привалились у подветренной стенки высокого ангара, на солнышке и погрузились в блаженное ничегонеделание. Припекало и рыбаки поснимали штормовки, а зевающие во весь рот спецназовцы стащили бронежилеты и расстегнули комбинезоны. По рукам пошли бутылочки со странными филиппинскими названиями, а Женя принес мешочек с какими-то сушеными рыбками. Подошли еще несколько моряков с угощением и присели рядом.
– Глубоководные, сам наловил в Марианском желобе.
– Да ну? – рассеянно сказал Андрей, не слишком впечатлившись. Тот слегка обиделся.
– Это же удильщики. Только маленькие. С двух километров, между прочим.
Спецназовец откусил кусочек, пожевал и обильно залил пивом.
– Ну, под пиво любая дрянь пойдет.
– А вот людям нравится. Начальник наш, Сагалевич, да и вот Джеймс, между прочим, очень ценят, – указал он на высокого горбоносого мужчину с редкой бородкой. Тот что-то бодро рассказывал Хеби и Юй Фан, размахивая руками. Вокруг них уже скопилась группа слушателей. Впрочем, они не столько слушали, сколько пытались разговорить девчонок: не иначе, соскучились по женскому обществу. Донесся хохот, а потом хоровое пение. На английском языке, почему-то.
– Джеймс? Какой такой Джеймс? – лениво прищурился спецназовец. Впрочем, мужчина отнюдь не выглядел чужим и опасным, наоборот, заводил компанию так, что даже на губах Юй Фан мелькнула улыбка.
– Да Камерон. Он у нас тут, считай, поселился. Уже несколько лет, после того как мы на «Титаник» ныряли, навещает. Сейчас вот на японский линкор его прокатили в проливе Суригао. Он, вообще-то, про «Тирпиц» собрался снимать, но тут, говорит, тоже интересно. Прикольный мужик.
– К-к-к-кэмерон?! – сидевший рядом с бутылкой в руке и, делавший вид, что уже совершеннолетний Синдзи указал дрожащим пальцем на веселого мужика и судорожно выдавил: – «Т-т-титаник»?!
– Точно, парень. Не волнуйся так, чего тут особенного? Вон сзади тебя дверца, открой и загляни, там наши батискафы. Это гораздо интереснее, на мой взгляд. Прокатил бы и вас, да жаль, сейчас недосуг.
 
ТимофейДата: Четверг, 03.07.2008, 19:40 | Сообщение # 27
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Вертолет заправился, заревел винтами, снялся с палубы и снова ушел в юго-западном направлении: видимо, чтобы забрать оставшихся на яхте спецназовцев и пленных. «Мстислав Келдыш» же, натужно грохоча дизелями и вибрируя всем корпусом, изо всех сил спешил на север. Естественно, научно-исследовательское судно не относилось к категории скоростных, и больше восемнадцати узлов выжать не удавалось.
В рубке озабоченно переговаривались капитан и начальник экспедиции, доктор технических наук Сагалевич:
– Вот ведь, свалилось на нашу голову! Только что на нашу частоту вышел кто-то из наших летчиков и передал, что за нами гонится весь американский седьмой флот – авианосцы, крейсера, эсминцы! Они что, думают, мы сможем удрать?! На нашем-то тихоходе? А по японским новостям уже передают о наглом захвате мирного корабля, хорошо, хоть не в территориальных водах. Не было, как говорится печали, купила баба порося…
– Я тоже ничего не понимаю, – задумчиво отвечал юркий лысоватый специалист по глубоководным погружениям. – Из-за чего весь сыр-бор? Неужели из-за этих японцев? Не очень-то они похожи на пленных, я бы сказал, вполне дружелюбные ребята. И девчонки. Давненько я не видел таких церемонных уважительных поклонов – вот что значит японская вежливость. И врали насчет их неискренности, девочки улыбались прямо-таки счастливо.
– Но ведь их привезли вместе с нашими вояками, и раненые есть – значит, действительно, был бой… - капитан быстро приложил к уху наушники и заговорил в микрофон, – Да, «Келдыш» слушает! Что? Понял вас, понял. Спасибо, конечно.
– Вот, опять. Меня утешают, говорят: не волнуйтесь, вашу противолодочную оборону обеспечивают подошедшие АПЛ Тихоокеанского флота. Твою мать!.. Что-то я все равно волнуюсь. Раньше мне как-то вовсе не приходилось беспокоиться о своей противолодочной обороне. И вон, кстати, поглядите, – он указал пальцем вверх, где из-за горизонта протянулись через весь небосвод тонкие белые инверсионные следы. Много, не менее двадцати полос. – Ракетоносцы, похоже, наши. Точат зубы. Во что мы ввязались?!
 
ТимофейДата: Четверг, 03.07.2008, 19:41 | Сообщение # 28
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Гонка продолжалась, и скоро даже беззаботно угощающаяся филиппинским пивом компания в затишке у ангара почувствовала напряжение, повисшее в воздухе. Капитан и старпом выбежали из ходовой рубки на крыло мостика, и припали к биноклям, всматриваясь на шесть часов. Там, точно по корме, из-за линии горизонта проявились дымки и решетчатые мачты и антенны. Корабли были, без сомнения, боевыми. И они шли полным ходом, догоняя «Келдыш».
С правого траверза накатился оглушительный гул: над палубой на хулигански малой высоте просвистели четыре палубных F-18 с белыми звездами. Реактивные струи растрепали волосы притихших и побледневших девушек. Та, что с короткой стрижкой, вскочила на ноги и показала им вслед неприличный жест. Штурмовики развернулись и пошли широким кругом. Дальше на юг появились еще несколько черных пятнышек: кажется, вертолеты.
Заволновались все, но японцы выглядели страшно удрученными. Щуплый парень в очках и с рукой на перевязи, попытался на не очень четком школьном английском выяснить что-то у высокого спецназовца.
– Экскьюз ми, уот вилл ю ду иф америкен шипс шэлл стоп ас?
Тот похлопал по лежащему на коленях 9А91 и спокойно ответил:
– Protect territory of USSR – this ship – and its crew and guests – you, peoples – by any cost. That’s my orders says.
Вернувшаяся от фальшборта Хеби злобно прошипела по-японски:
– Чертовы бака-гайдзины! И они, выходит, заодно с Амальгам. Все, сегодня же назло американским капиталистам вступаю в комсомол. Ты тоже, Синдзи, не стесняйся.
– Неплохая мысль, – мрачно ответил тот. – Но едва ли получится. Американцы нас догонят – они в два раза быстрее. Не знаю, что они собираются делать, но эти трое русских коммандос, которым мы и так по гроб жизни обязаны, нас защитить против целого флота не смогут. Остальные – вообще гражданские моряки и ученые, и понятия не имеют о наших делах.
А я уж думал, что мы, наконец, спасены…
 
ТимофейДата: Четверг, 03.07.2008, 19:49 | Сообщение # 29
Генералиссимус
Группа: Администраторы
Сообщений: 5536
Статус: Отсутствует
Его прервал дружный вопль нескольких глоток.
– Ура!!!
– Мужики, вы только гляньте!
Столпившиеся на правом борту моряки указывали в сторону северного горизонта. Там из холодных тихоокеанских вод неторопливо, но заметно для глаза поднимались верхушки решетчатых антенн. Обманчиво медленно, а на самом деле со складывающейся встречной скоростью над океанской гладью выростали громадные пирамидальные надстройки, напоминающие, как ни странно, классические японские пагоды. Насколько большими были эти корабли, можно было понять, лишь сравнив их с эскортирующими эсминцами нормальных размеров, появившимися справа и слева от пары развернувшихся уступом крейсеров.
– Это же… это же «Киров-класс»!!! – глаза Синдзи могли по размерам поспорить с блюдцами. – Атомные ракетные крейсера, самые большие и страшные в мире!
Даже Юй Фан привстала и пристально всмотрелась в движущиеся навстречу силуэты.
Хеби присвистнула:
– Э, слушай, неужели это они нас встречают? Офигеть. Теперь я с английской королевой за ручку здороваться не стану: кивну эдак небрежно, и все. Ради нее теперь такие парады не устраивают.
С севера промчались три четверки палубных истребителей Су-33. Шуганув в сторону «Хорнеты», они пару раз спикировали на головные эсминцы седьмого флота. Сигнализируя, что пора сбавлять ход.
Одна четверка вернулась и, приветственно покачивая крыльями, просвистела над «Келдышем». Над палубой совершающие облет летчики до предела убрали газ и легли на крыло, балансируя на грани срыва и с интересом разглядывая столпившихся на палубе.
Моряки и спецназовцы дружно кинули в воздух шапки и каски, а Хеби, которую вдруг поднял и посадил на крепкое плечо Женя Крюков, послала им прочувствованный воздушный поцелуй. С мостика взлетели несколько сигнальных ракет – капитан с академиком тоже почувствовали, как с плеч свалился груз и расслабились.
Головной истребитель резко включил форсаж, и, набрав скорость, красивым виражом развернулся и приблизился снова, сделав чуть в сторонке эффектную «кобру» - положил самолет на спину и почти завис, встав вертикально. Выбросив пяток празднично светящихся тепловых ловушек в качестве салюта, он с оглушительным ревом умчался, продемонстрировав крутизну и уверенность палубных летчиков Краснознаменного Тихоокеанского флота. Которые здесь, в своих северных водах, на широте Кунашира, не собирались никому уступать. Тем более присмиревшим в последнее время янки.

Со стороны величественно надвигающихся атомных крейсеров быстро приблизился голубовато-зеленый вертолет с военно-морской эмблемой на борту. Андреевский флаг и вписанные вего верхний уголок красная звезда и серп с молотом были уже давно знакомы и привычны морякам, хотя сошлись на одном и том же поле всего шесть лет назад.
Спецназовец Андрей встал и сделал знак следовать за ним. Моряки с «Келдыша» с чувством пожали руки довольным и слегка окосевшим от пива и пронизывающего чувства безопасности японским рыбакам. Капитан Аизава даже прослезился. Девчонок все тоже норовили обнять или поцеловать в щечку, и, поскольку Юй Фан по обыкновению дичилась, раскрасневшаяся Хеби совершила по рукам полный круг, твердя «аригато» и «зпасипо». Джеймс Камерон, доказавший свою свойскость и дружелюбие, тоже удостоился чмока в щечку и расчувствовавшись, вручил ей визитную карточку, приглашая на съемки, говоря, что собирается экранизировать драматическую историю девочки-андроида по японской манге. И будет рад ее попробовать на главную роль. Хеби в голос засмеялась и еще разок чмокнула его в нос, оказавшийся как раз напротив, когда он тоже поднял ее в воздух.
– Едва ли я смогу, но спасибо, дядя-гайдзин!
Вернувшись к Синдзи, она прошептала ему на ушко:
– Прикольный мужик. Дело-то, выходит, не в национальности, верно?
– Еще бы. Попросить, что ли, автограф?
– Так не зевай, проси быстрее – нам уже пора!
Из корабельного лазарета принесли на носилках Хаяшимицзу и раненого спецназовца, и быстро погрузили в воняющее керосином и маслом чрево Ка-29. Остальные забрались за ним и вертолет, не задерживаясь, стартовал.

 
sdpfloДата: Суббота, 08.09.2018, 02:49 | Сообщение # 30
Прохожий
Группа: Пользователи
Сообщений: 1
Статус: Отсутствует
who makes generic viagra http://canadian-pharmacya.com
<a href=http://camadian-pharmacya.com>cheap viagra for sale</a>
 
FMP Форум » Ролевая по FMP » Прочее » На борту крейсерской яхты "Ecstasea" (Роскошная яхта, переоборудованная в боевой корабль)
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

Конструктор сайтов - uCoz